Налоговые споры по дроблению бизнеса

Дробление бизнеса: насущная потребность или противоправная схема?

Материал для подписчиков издания «Новая бухгалтерия». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Новая бухгалтерия

Журнал для практикующих бухгалтеров, финансовых работников, аудиторов и налоговых консультантов. Журнал состоит из четырех основных разделов: бухгалтерский учет, налоги, труд и заработная плата, право.

Периодичность выхода: 1 раз в месяц. Объем: 144 полосы.

Искусственное дробление бизнеса или обоснованная реструктуризация организации?

Управляющий партнер Consul Group

специально для ГАРАНТ.РУ

Дробление бизнеса – тема не новая, так как огромное количество организационных структур используют любую возможность минимизации налоговых отчислений, иногда прибегая к созданию схем, не имеющих ничего общего с реальностью. Кто-то действует более изощренно, но все же недостаточно, чтобы быть незамеченным: с расширением практики пресечения случаев получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды налоговыми органами наработан бесценный опыт формирования доказательственной базы по направлениям определения действительной деловой цели тех или иных бизнес-решений. Именно вопрос направленности действий налогоплательщика при создании разрозненной корпоративной структуры становится ключевым в делах об искусственном дроблении бизнеса. И в случае если, отвечая на этот вопрос при анализе конкретного примера, налоговый орган приходит к выводу о том, что такая схема избрана лишь в целях снижения объема обязательств перед бюджетом, действия налогоплательщика квалифицируются как недобросовестные.

В 2019 году, по мнению многих, ФНС России, настроив работу по выявлению разрывов по НДС, переключила внимание на выявление потенциальных нарушений при применении способов «оптимизации налогов» за счет предусмотренных законом специальных режимов налогообложения. Самыми популярными выступают ЕНВД и УСН, которые нередко применялись в результате искусственного дробления бизнеса. Так это или нет, мы сможем объективно оценить не раньше 2020 года. Сейчас же мы можем только подводить итоги – какие сценарии выявляет ФНС России, а также анализировать действия налогоплательщиков, которые суд не признал действиями по искусственному дроблению бизнеса для целей минимизации налоговых отчислений.

Для повышения эффективности работы инспекторов налоговая служба обобщает и систематизирует подходы по выявлению формального дробления бизнеса, основанные на судебной практике. Так, например, в письме ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/[email protected] выделены 17 ключевых признаков, которые помогают инспекторам обнаружить формальное деление бизнеса. Между тем этот перечень критериев не является исчерпывающим. Не будем акцентировать внимание на этих давно известных примерах, а обратимся к новым факторам, сформированным в результате развития проблемы искусственного дробления бизнеса в судебной практике, которые могут свидетельствовать о высоком налоговом риске при формальном дроблении бизнеса. К их числу можно отнести выявленную налоговым органом совокупность следующих обстоятельств:

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Конституционный Суд Российской Федерации отмечал, что Налоговый кодекс допускает возможность выбрать тот или иной метод учетной политики (применение налоговых льгот или отказ от них, применение специальных режимов и т. п.), однако учетная политика не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями (Определение Конституционного Суда РФ от 4 июля 2017 г. № 1440-О). Данный посыл призван дополнительно акцентировать внимание на важности принципа деловой цели: если то или иное бизнес-решение не направлено на достижение самостоятельной бизнес-цели, а принимается лишь для снижения объема налогов, то такое решение признается неправомерным.

Перед тем как рассмотреть некоторые судебные дела по дроблению бизнеса, хотелось бы отметить одну позитивную новость. Окончательно сформировалась практика расчета суммы НДС. Так, ранее налоговый орган при выявлении факта неуплаты НДС в бюджет расчет суммы недоимки нередко производил путем расчета НДС дополнительно к доходам, отказывая в признании факта включения величины НДС в цену сделки, что приводило к увеличению суммы недоимки. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 30 сентября 2019 г. № 307-ЭС19-8085 по делу № А05-13684/2017 высказал следующую позицию: «Выводы суда о правомерности определения налоговой базы по НДС с применением ставки 18% в дополнение к доходам предпринимателя от реализации, вместо выделения налога из полученной выручки с применением расчетной ставки 18/118, и правильности определения размера недоимки по НДС в оспариваемом решении инспекции не могут быть признаны обоснованными».

Одной из основных ошибок налогоплательщиков при построении структуры через дробление бизнеса является «взаимозависимость налогоплательщиков». Стоит отметить, что взаимозависимость налогоплательщиков сама по себе не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды. Однако если будет установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки для осуществления согласованных действий, не обусловленных разумными экономическими и иными объективными причинами, имеет признаки не самостоятельного ведения предпринимательской деятельности, осуществление одним из участников «схемы» формальной экономической деятельности исключительно в целях обеспечить занижения доходов и получения необоснованной налоговой выгоды, то налоговый орган будет оценивать поведение и действия группы налогоплательщиков как единой бизнес-структуры. В таком случае вероятность наступления неблагоприятных для налогоплательщика соответствующих правовых и экономических последствий, включающих в себя отказ в применении льгот и преференций, предусмотренных специальными налоговыми режимами, крайне высока.

Так, в одном деле ИП против межрайонной инспекции ФНС России (дело № А05-13684/2017) налоговым органом было установлено занижение налогоплательщиком налоговой базы путем искусственного включения в цепочку хозяйственных операций и создания фиктивного документооборота с формально обособленными, но фактически подконтрольными ей хозяйствующими субъектами. Указанные действия, по мнению инспекции, были направлены исключительно на перевод части своих доходов (выручки) третьим лицам путем формальной передачи автозаправочной станции в аренду во избежание превышения предельного размера доходов, установленного для применения УСН.

В результате объединения доходов от деятельности группы аффилированных лиц (трех ИП) налоговым органом установлено превышение предельного размера доходов, допускаемого п. 4 ст. 346.13 НК РФ, уже в III квартале 2013 года, что привело к утрате предпринимателем с 1 июля 2013 г. права на применение УСН.

Читайте так же:  Заполнение налога на прибыль нулевая декларация

По результатам рассмотрения спора судом установлено, что фактически деятельность предпринимателя и его взаимозависимых лиц является деятельностью единого хозяйствующего субъекта, общий доход от которой превысил предельно допустимый размер для применения УСН, в связи с чем налогоплательщику было доначислено 4 591 762,93 руб. по НДС, 1 031 152 руб. по НДФЛ, а также 1 150 596,59 руб. пени и 642 174,40 руб. штрафа.

В другом примере (дело № А53-16343/2018) налогоплательщику удалось отстоять свою позицию и доказать экономическую обоснованность использовавшейся корпоративной структуры бизнес-модели в суде. Предметом спора стало решение о доначислении ООО 33 млн руб., в основу которого были положены выводы проверяющих о том, что директор ООО (отец) и ИП (дочь) являются аффилированными лицами, которые, распределяя расходы от реализации товаров, создали схему, прикрывающую фактическую деятельность одного субъекта – самого общества. В подтверждение заявленных доводов инспекция указывала на такие признаки формального дробления, как единые IP-адрес, бухгалтерская служба, контактный номер телефона; общие производственные ресурсы.

Суд не согласился с доводами налогового органа, указав на то, что общество и ИП занимались разными по характеру видами деятельности: общество – производством и оптовой поставкой мебели, а предприниматель – ее розничной продажей. При этом объемы поставки мебели обществом предпринимателю были подтверждены документально, а факты завышения цены продукции, которые могли бы указывать на недобросовестное поведение или намерение размыть налоговую базу, не нашли своего подтверждения в рамках проведенной проверки. При этом суд акцентировал внимание на том, что сам по себе факт открытия указанными лицами расчетных счетов в одном банке, родственные связи и применение ИП специального налогового режима (ЕНВД) не являются достаточными основаниями для признания операций между обществом и предпринимателем попыткой ухода от налогов.

Дробление бизнеса и способы исчисления НДС: два подхода судов

Обвиняя предпринимателей в дроблении, для целей определения размера недоимки налоговики рассматривают всех участников схемы как единый хозяйствующий субъект. Соответственно, выручка, на которую начисляется НДС, определяется путем суммирования доходов основного общества и его подконтрольных лиц. Большинство дел о дроблении — это дела с участием субъектов, применяющих спецрежимы, в которых нет НДС. А это порождает споры относительно порядка его исчисления.

Практика по данному вопросу пока разноречива, суды демонстрируют два подхода. Первый: НДС начисляется сверх цены, установленной в договоре. Второй: НДС выделяется из согласованной цены договора, то есть применяется расчетная ставка НДС.

Подход первый: НДС сверх цены договора

По общему правилу НДС является частью цены договора, подлежащей уплате налогоплательщику со стороны покупателей. Источником для уплаты НДС должна быть полученная от покупателей выручка. В этом суть, правовая и экономическая природа НДС как косвенного налога: плательщиком налога является продавец товара, но сумму налога он удерживает у покупателя, увеличивая на нее стоимость продаваемого товара.

Но в делах по дроблению эта логика почему-то не всегда срабатывает. Зачастую суды поддерживают налоговиков, которые начисляют НДС иным способом: сверх выручки, вменяемой налогоплательщику.

При таком подходе налог не перекладывается на покупателя, а формируется за счет средств самого налогоплательщика, что, по сути, ведет к подмене правовой природы НДС как косвенного налога. Это приводит к исчислению налога с дохода, который не получен налогоплательщиком, что недопустимо в соответствии со ст. 154 и 168 НК РФ.

Примером может служить дело, рассмотренное АС Московского округа (постановление от 05.02.2019 по делу № А40-195593/2017).

Схема налицо

Один владелец коммерческой недвижимости в Москве безуспешно попытался поспорить с ФНС, хоть и использовал все средства для защиты своих прав, возможные в данном случае. В том числе дошел до Верховного суда, который отказался рассматривать его жалобу (Определение от 31.05.2019 № 305-ЭС19-7040).

Налогоплательщик зарабатывал тем, что сдавал в аренду коммерческую недвижимость. При этом, разумеется, решил сэко­номить на налогах и применил одну за другой две схемы налоговой оптимизации. Что, конечно же, не осталось без внимания налоговых органов.

Первая схема применяется на практике уже давно и налоговикам прекрасно известна. Строится она на использовании налоговой льготы по уплате НДС, которой могут воспользоваться организации с работниками, относящимися к людям с ограниченными возможностями. «Прокололся» налогоплательщик на том, что:

трудоустройство инвалидов оказалось формальностью, в реальности работу выполняли другие;

арендованная недвижимость сдавалась в субаренду, при этом плата существенно возрастала;

компании, которые были задействованы в данной схеме, уже проходили сторонами в аналогичных спорах с налоговой, которые были проиграны налогоплательщиками.

В итоге налогоплательщик, видя, что данная схема в судах уже неоднократно была разгромлена, решил применить другую схему — дробление бизнеса.

Бизнес был раздроблен на 18 подконтрольных лиц, применяющих УСН. Причем подход к реализации схемы был выполнен достаточно формально. Эти 18 компаний получили части недвижимого имущества и якобы сдавали его в аренду. Формально налогоплательщик получал небольшие денежные средства за услуги по управлению недвижимым имуществом, доход за аренду в пользу этих 18 компаний облагался налогом по ставке 6%. Как все понимают, это была просто «завеса». Фактически же собственник сдачей имущества в аренду занимался сам.

Расплата неминуема

Какие основные ошибки допустил наш налогоплательщик при налоговом планировании? Во-первых, организация его документооборота носила сугубо формальный характер, стороны лишь имитировали коммерческую деятельность без реального ведения оной. А во-вторых, денежные средства возвращались компании-налогоплательщику, а фактически его учредителю — физическому лицу в виде займов и дивидендов.

Такой подход налогоплательщика к налоговому планированию — формальность, которая плохо прикрывала имитацию хозяйственных процессов, — возможно, и привел к тому, что Верховный суд закрепил использованный налоговыми органами способ подсчета НДС: в данном случае при расчете сумм недоимки НДС был посчитан налоговиками «сверху» объединенных оборотов участников схемы.

Суд прямо сказал: если есть схема, значит, налогоплательщик действовал недобросовестно и сам несет свои налоговые риски, связанные с невозможностью предъявить НДС факти­ческому получателю услуг, сложившаяся ситуация является налоговым риском общества и следствием его собственных неправомерных действий.

Но это дело — результат неправильного подхода к налоговому планированию. Есть и другие, можно сказать, диаметрально противоположные дела, когда суд, наоборот, встает на сторону бизнеса и указывает на ошибки налоговой службы в доначислении и на необходимость применения налоговой реконструкции.

Читайте так же:  Налоговый вычет ндфл за дополнительное образование ребенка

Подход второй: НДС по расчетной ставке

Нежелание налоговых органов производить налоговую реконструкцию вполне понятно и оправдано целями пополнения бюджета. Но принять такой подход как справедливый и соответствующий порядку исчисления налогов, установленному в НК РФ, сложно, ведь помимо нарушения запрета на двойное налогообложение, которое декларирует НК РФ, такое «произвольное» начисление НДС ведет к возникновению то ли нового налога (еще один налог на прибыль), то ли нового вида ответственности, которая карает того, кто умышленно применил «схему». При том что за это уже есть штраф в НК РФ, который при доказанном умысле составляет ни много ни мало 40% от неуплаченного налога (п. 3 ст. 122 НК РФ).

Более справедливым является исчисление НДС способом, позволяющим установить реальный размер налоговых обязательств. Проверяющие должны установить стоимость реализуе­мых товаров (без включения в нее суммы налога) и добавляе­мую к этой стоимости сумму налога, которые вместе и будут соответствовать фактически сформированной стоимости поставленных товаров.

В 2019 г. Верховный суд и суды иных инстанций приняли несколько решений, подтвер­ждающих, что налоговая реконструкция — это обязанность налоговых органов и то, что сам по себе факт получения необоснованной налоговой выгоды не может служить основанием для изменения порядка определения недоимки и взимания налога в относительно большем размере. В том числе суды указывают, что согласно ст. 122 НК РФ форма вины имеет значение лишь при определении размера штрафа.

Речь о следующих судебных актах: Определение ВС РФ от 30.09.2019 № 307-ЭС19-8085 1 (рассматривается по новому кругу), Определение ВС РФ от 16.04.2019 № 302-КГ18-22744, Определение ВС РФ от 28.10.2019 № 305-ЭС19-9789 и некоторые другие.

Налоговая реконструкция: быть или не быть?

Конечно же, тренды налогового контроля нам всем понятны. Они достаточно характерно описаны в письме ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-7/[email protected]: «При доказанности умышленности действий налогоплательщика, направленных на неуплату налога, налоговые обязательства, возникшие в результате таких действий, корректируются в полном объеме. Налоговый орган не определяет расчетным путем объем прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции».

На данный момент разработан законопроект, который, возможно, изменит ст. 54.1 НК РФ, согласно которой налоговая не использует метод «налоговой реконструкции», ко­гда доначисляет налоги при их «оптимизации налогоплательщиком». Авторы поправок считают, что «доначисление налогов не должно вести к двойному налого­обложению, искажению экономической природы налогов, избыточному, не обусловленному экономическим содержанием совершенных операций, налогообложению».

Даже если эти поправки и не будут приняты, надеемся, что налоговая реконструкция в таких вопросах будет возможна, хотя бы с помощью суда.

1 Подробнее об этом деле см. «ЭЖ-Бухгалтер», № 42, 2019.

Восемь вопросов о дроблении бизнеса: когда нельзя, а когда можно

Это вид притворства, объясняет старший партнёр Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное/Наследственное право группа ТМТ группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика × Сергей Савсерис: изображается работа нескольких юридических лиц, которые якобы самостоятельно ведут однотипную деятельность, но на самом деле контроль сосредоточен в одних руках. Это искусственная схема, которая вовсе не характерна для бизнеса, говорит эксперт.

Таким образом незаконно экономят на налогах: применяют специальный налоговый режим, налоговые льготы и так далее. Один из самых частых случаев – дробление бизнеса с целью применять упрощённую систему налогообложения (УСН). На ней компании не платят НДС, налоги на прибыль и имущество. Их заменяют единым налогом – 6% от доходов или 15% от доходы минус расходы. Но воспользоваться таким выгодным режимом может только тот, чьи доходы не превышают 150 млн руб. (лимит для 2019 года). Если они больше, то бизнес могут «делить» на части, чтобы уложиться в лимит.

Признаки дробления перечисляет ФНС в Письме от 13 июля 2017 года № ЕД-4-2/[email protected] (п. 13.2):

  • разделённые организации ведут один и тот же вид деятельности, находятся по одному адресу, используют одни и те же помещения, персонал, материально-техническую базу, одних заказчиков, вовлечены в единый процесс;
  • налоговую и бухгалтерскую отчётность ведут одни и те же сотрудники;
  • у сотрудников разных фирм одни и те же обязанности;
  • документы хранятся в одном месте, используются одни и те же IP-адреса, расчётные счета;
  • если сумма доходов приближается к лимиту, то договоры с заказчиками расторгают или заключают с другой фирмой на тех же условиях.

Часто встречающийся пример дробления бизнеса – это сеть точек продаж, каждая из которых представляет собой отдельное ООО, но при этом управляется из общего центра (например, аптеки). Реже встречается дробление в виде разделения единого технологического процесса. Например, стадии переработки сырья, упаковки готовой продукции и так далее, говорит партнёр TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг группа Налоговые споры × Алексей Артюх.

По словам старшего эксперта департамента налогового консалтинга ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Алексея Ярзуткина, незаконную налоговую выгоду, в том числе в результате дробления бизнеса, выявляют контрольно-аналитические службы налоговой инспекции. Они используют данные ЕГРЮЛ и налоговых деклараций, чтобы определить дробление бизнеса и рассчитать совокупную налоговую нагрузку. В своей работе они руководствуются признаками нарушений из писем ФНС. «В нашей практике был случай, когда налоговые органы запрашивали у бизнесмена пояснений, почему он является учредителем более чем 15 организаций», – вспоминает Ярзуткин.

Читайте так же:  Налоговые проверки список организаций

Прилично. Согласно Письму ФНС № СА-4-7/[email protected] от 11 августа 2017 года., в 2013–2017 годах суды рассмотрели более 400 дел на эту тему, а сумма превысила 12,5 млрд руб. (если не считать доначислений, которые не были оспорены в судах).

Необязательно. Даже если у них общие бенефициары, руководители и бухгалтеры и они применяют специальные налоговые режимы. Необходимо, чтобы компании выполняли разные виды деятельности, «которые не являются частью единого производственного процесса для достижения общего экономического результата». Такое разъяснение дал Высший арбитражный суд в деле о компаниях «Металлургсервис» и «Меркурий» (№ А60-40529/2011).

Дробления нет, если функционально направления разные и управляются по-разному, у них свои сотрудники, активы, поставщики, клиенты и так далее, рассказывает партнёр TAXOLOGY TAXOLOGY Федеральный рейтинг группа Налоговые споры × Алексей Артюх. «Одна компания создаёт интернет-сайты, а другая занимается их продвижением – это разные функции, а для этого нужны разные сотрудники», – приводит пример эксперт. В некоторых случаях как отдельный признак самостоятельности выделяют территориальную обособленность участников группы. «Магазины в разных регионах сложнее обвинить в дроблении», – объясняет Артюх.

Важно и оценить мотивы налогоплательщика, хотя налоговые органы часто не уделяют этому достаточно внимания, отмечает консультант налоговой практики O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа Налоговое консультирование группа ТМТ группа Управление частным капиталом группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Георгий Толмачев. «Вполне может быть так, что налицо признаки дробления, но налогоплательщик и не думал уклоняться от налогов», – делится Толмачев.

Однозначных критериев для оценки законности или незаконности дробления нет, ведь каждый бизнес уникален, суды оценивают совокупность конкретных обстоятельств. В частности, это показывает дело ООО «Мастер-Инструмент» (Определение Конституционного суда от 4 июля 2017 года № 1440-О). Налоговики вскрыли «семейное» дробление бизнеса на три ИП и четыре ООО и доначислили налоги. Учредитель оспорил в Конституционном суде нормы, на основании которых это было сделано. КС отклонил эту жалобу: попытки злоупотребления законом надо пресекать.

Но судья Константин Арановский счёл, что всё не так однозначно. В своём особом мнении он обратил внимание на то, что аффилированные лица включили свои долги в реестр в деле о банкротстве компании «Мастер-Инструмент», то есть суд признал реальность отношений. Кроме того, малый бизнес с участием родственников может быть построен как группа компаний, а это само по себе не говорит о нарушении, отметил Арановский.

В деле № А75-452/2018 управляющей компании «Сибирский дом» удалось оспорить доначисление 16,6 млн руб. налогов и пеней. Налоговики решили, что эта компания и ООО «УК «Сибирский дом+» действуют вместе, а не отдельно, а «Сибирский дом+» искусственно добавили в процесс выполнения работ по капитальному и текущему ремонту многоквартирных домов. В числе обстоятельств, которые это доказывали, был единый адрес, один и тот же гендиректор, главный бухгалтер и менеджер по снабжению, одни и те же помещения (диспетчерская, бухгалтерия и т. п.). У «Сибирского дома+» не было своих площадей, а его единственным заказчиком был «Сибирский дом».

Видео (кликните для воспроизведения).

Но три суда решили, что налоговая инспекция не доказала противозаконность такой схемы, ведь если налогоплательщик учредил новую фирму, то это ещё не подтверждает необоснованную налоговую выгоду. Компании выполняли разные задачи согласно зарегистрированным видам деятельности: первая занималась управлением домами, а вторая выполняла работы по содержанию и ремонту. Сама по себе работа нескольких взаимозависимых фирм на УСН не запрещена – это выбор оптимального налогообложения, который позволяет получить наилучший экономический эффект, говорится в постановлении АС Западно-Сибирского округа.

Это агрессивное планирование и несёт значительные налоговые риски, предупреждает руководитель налоговой практики IPT Group IPT Group Федеральный рейтинг группа Фармацевтика и здравоохранение группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговые споры × Дмитрий Мануйлов. По его словам, в последнее время налоговики обращают на это всё больше внимания. Им помогают чёткие методические рекомендации ФНС, как выявить дробление и собрать доказательственную базу. А суды уходят от формального подхода и смотрят не на форму, а на суть отношений, говорит Мануйлов. По его словам, большинство судебных решений принимается в пользу бюджета.

Снизился стандарт доказывания того, что налогоплательщик применяет незаконные способы налогового планирования, делится наблюдениями Савсерис. Также часто не проводится глубокий анализ, искусственная ли сделка или она характерна для сложившейся коммерческой ситуации. «Если инспекция укажет на то, что сделка влечёт налоговые льготы, то этого иногда уже бывает достаточно для того, чтобы суд признал её решение законным», – говорит Савсерис. Кроме того, он предупреждает, что налоговая не считает себя обязанной проводить налоговую реконструкцию, то есть рассчитывать подлинный размер налогов для компании, которая исказила смысл финансово-хозяйственной операции (Письмо ФНС от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/[email protected]).

Иногда можно сэкономить законно. Например, функционально обособить некоторые направления деятельности, говорит Артюх. Но есть много ситуаций, когда это не сработает. В любом случае консультант должен подсказать, какие ключевые признаки при оценке «дробления», чего стоит избегать, а каких целей достичь не получится, рассказывает Артюх. По его словам, часто бизнесмены не слушают советы и поступают на свой страх и риск – рассчитывают на удачу. Но клиенту надо сообщить, что в таких случаях «вероятность доначисления налогов равна вероятности назначения налоговой проверки», рекомендует Савсерис.

Как Конституционный суд бизнес-подходы менял: 10 важных решений

Страховые взносы и противоречия

Тема страховых взносов часто попадает в поле зрения КС. В сентябре 2019 года суд рассмотрел дело о возврате из бюджета переплат по страховым платежам, которые учитываются на индивидуальных счетах работников. Судьи указали: раз при переплате налогов на эту сумму распространяются все конституционные гарантии права собственности, поскольку её уплата в таком случае произведена при отсутствии законного на то основания, то для страховых взносов должно применяться то же правило.

Читайте так же:  Подать заявление на возврат подоходного налога

То есть у работодателя должна быть возможность вернуть переплаты по страховым платежам из бюджета вне зависимости от того, на каких счетах они учтены. Но это право вовсе не безусловное, потому что нужно помнить, что права застрахованного работника нарушаться всё же не должны (Постановление КС от 31 октября 2019 года № 32-П).

Налоговые ошибки и штрафы

В 2017 году в споре об импорте детских колясок в Россию Конституционный суд напомнил: все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах следует толковать в пользу налогоплательщика (см. «КС обязал чиновников назначать справедливую ставку НДС»).

В 2018 году Конституционный суд разобрался в деле о несвоевременно уплаченных налогах. Судьи решили: пока налоговый орган не узнал об ошибке налогоплательщика, он может исправить её и не понести налоговой ответственности (Постановление от 6 февраля 2018 года № 6-П). Эта позиция оказала существенное влияние на практику: согласно данным Casebook, суды обратили внимание на неё как минимум в половине тысячи дел.

А в начале 2019 года суд рассмотрел жалобу компании, которая правильно посчитала налог на землю и заплатила его. А потом пришла налоговая, обнаружила ошибку в государственном кадастре недвижимости, из-за которой налог получился в несколько раз меньше, и заставила компанию доплатить. Дело дошло до Конституционного суда, который признал: если госорган допустил ошибку, то добросовестный налогоплательщик не должен оплачивать её.

В Постановлении от 28 февраля 2019 года № 13-П КС напомнил: именно государство обязано обеспечить достоверность сведений, которые предоставляются налогоплательщику-организации для целей налогообложения. То есть налогоплательщик не может и не должен нести «бремя неблагоприятных налоговых последствий» в случае ошибки госоргана. Анализ судебной практики показал, что налогоплательщики в некоторых делах успешно оспорили решение налоговиков с помощью отсылки на позицию КС (например, в деле № А50-16686/2018).

Ещё одно «налоговое» решение Конституционный суд вынес в декабре 2019 года. Теперь покупатели продукции организации-банкрота имеют право на вычет НДС, а налоговики не вправе доначислять покупателю налог и отказывать ему в предоставлении вычета по этому налогу. Но из правила есть исключение – покупатель не сможет получить вычет, если он знал, что сумма НДС, учтённая в цене продукции, при имеющемся объёме и структуре долгов организации-банкрота не могла быть уплачена в бюджет. Пока это дело не успело повлиять на практику, но эксперты опасаются, что оговорки, которые сделал КС в своём решении, могут нивелировать положительный эффект от него (подробнее – в материале «Конституционный суд внёс ясность в условия вычетов по НДС»).

Дробление бизнеса

Дробление бизнеса – разделение крупной компании на несколько мелких – помогает оптимизировать налогообложение. Ведь маленькие компании могут платить меньше налогов. Например, по упрощённой системе. «По умолчанию» такая практика не является незаконной, но с ней активно борется Федеральная налоговая служба. И однажды спор о дроблении бизнеса дошёл до Конституционного суда.

Предприниматель оспорил положения Налогового кодекса, которые, по его мнению, позволяют вменять налогоплательщикам в вину «дробление бизнеса», то есть позволяют включать в налоговую базу средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а её контрагентами. В Определении от 4 июля 2017 года № 1440-О КС отметил, что нормы НК в любом случае не заставят платить больше, чем положено. Суд дал понять, что в законе чётко прописаны правила определения налоговой базы и любые попытки бизнеса внедрить схемы, приносящие незаконную выгоду, будут пресечены.

Судья Константин Арановский высказал по делу особое мнение: он указал, что налогоплательщику-заявителю жалобы вменяют намеренное «дробление бизнеса» при формальном соблюдении законодательства. «В судебной практике взаимозависимость участников сделки сама по себе не даёт оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной», – пишет он. Формальное дробление бизнеса не опровергает добросовестность налогоплательщика, ведение бизнеса несколькими юрлицами нигде не описано как правонарушение, а семейное предпринимательство нередко ведут в нескольких организационных формах, подчеркнул Арановский. Но его особое мнение не помогло «развернуть» практику в сторону налогоплательщиков-«дробителей». Уже в конце 2017 года, спустя несколько месяцев после вынесения определения КС, на него начал ссылаться даже Верховный суд (дело № А27-2411/2016). И количество споров бизнеса и налоговой о «дроблении бизнеса» не уменьшается – в 2018 году по России их было более 100.

Защита от пересмотра

Компания применила льготу по НДС, а налоговики заявили, что она не имела на это право, и доначислили налог. Суды встали на сторону инспекции ФНС, сославшись на определение Верховного суда по аналогичному делу.

КС отметил: определение Верховного суда не может иметь обратную силу, если оно ухудшает положение добросовестного налогоплательщика. КС пришёл к выводу, что у заявителя не было возможности предполагать, что на него через несколько лет после оказания услуг ещё в «старом» правовом поле будет возложена обязанность уплатить дополнительные налоги (Постановление КС от 28 ноября 2017 года № 34-П).

Три месяца вместо года

В своей деятельности компания может нарушить права потребителей, а срок привлечения к ответственности за это составляет один год. Но если компании вменяют в вину нарушение лицензионного законодательства, то это исключает возможность распространения на неё специального срока давности, предусмотренного оспариваемой нормой за нарушение прав потребителей. Даже в случаях, когда нарушение действительно повлекло за собой ущемление прав потребителей. Такое решение КС вынес в январе 2019 года (Постановление от 15 января 2018 года № 3-П).

Суды начали ориентироваться именно на этот подход и стали отказывать чиновникам в привлечении лицензиатов к ответственности. Так, на определение КС сослалась даже экономколлегия Верховного суда в деле № А40-244548/2018.

Новая страница в параллельном импорте

КС объяснил, что ввозимые в порядке параллельного импорта товары можно отнимать и уничтожать, только если они опасны для здоровья и жизни людей, угрожают природе или культурным ценностям (Постановление от 13 февраля 2018 года № 8-П). Суд признал, что иногда обладатель товарного знака может вести себя недобросовестно, злоупотреблять правом и ограничивать ввоз своих товаров на рынок другой страны. Суды должны выявлять это и отказывать правообладателям в исках, если их требования создают угрозу для конституционно значимых ценностей.

Читайте так же:  Возмещение входного ндс

Суд также объяснил: несмотря на широкое толкование ГК, контрафакт и «серый» импорт – это не одно и то же. При решении вопроса о размере ответственности импортёра суды обязаны учитывать фактические обстоятельства дела. Нельзя применять одинаковую ответственность к импортёру, ввозящему оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и к импортёру, ввозящему подделки.

Позиция КС по этому делу практически сразу оказала влияние на практику по таким спорам. С помощью Casebook мы изучили решения судов и выяснили, что на неё активно ссылаются как стороны в процессе, так и сами суды. Например, на постановление часто ссылаются в спорах между автопроизводителями и импортёрами автозапчастей.

Переход права на товарный знак

По итогам рассмотрения одной из жалоб Конституционный суд признал: при присоединении одной компании к другой одна из них фактически исчезает (в ЕГРЮЛ вносится информация об этом), а вторая становится правопреемником. В этом нет сомнений. Но если компании разделяются, то тогда непонятно, кому переходят права (Постановление от 3 июля 2017 года № 28-П).

Но компания-правопреемник должна сначала перерегистрировать на себя право на товарный знак, а только потом обращаться в Росреестр за его продлением. При реорганизации юрлиц в форме присоединения исключительное право на товарный знак считается перешедшим к правопреемнику с момента внесения записи в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности присоединённого юрлица.

Дробление бизнеса в 2019 году под особым контролем ФНС

Своим письмом ФНС России от 29.12.2018 г. № ЕД-4-2/25984 «О злоупотреблениях налоговыми преимуществами, установленными для малого бизнеса» официально объявила одной из стратегических целей на 2019 год борьбу с фиктивным дроблением бизнеса.

Не всё разделение бизнеса является нарушением закона. Незаконным дроблением бизнеса считается создание искусственной ситуации , при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика с целью ухода от налогов /снижения налоговой нагрузки.

Кратко об основных принципах безопасного дробления бизнеса .

Проанализировав нормативную и арбитражную базу по данному вопросу, а также письма ФНС от 11.08.2017 г. № СА-4-7/[email protected], от 11.10.2017 г. № СА-4-7/[email protected] и от 30.07.2018 г. № КЧ-4-7/14643, от 31.10.2017 г. № ЕД-4-9/[email protected], можно обозначить следующие основные принципы относительно безопасного разделения бизнеса между несколькими юридическими лицами и ИП.

2. У каждого юридического лица и ИП, входящих в группу, должны быть признаки самостоятельного и реального ведения деятельности, такие как:

— наличие отдельного помещения (при необходимости склада) в аренде или собственности;

— наличие обособленного штата сотрудников, минимального оборудования и прочих ресурсов, необходимых для деятельности;

— наличие отдельных сайтов, номеров телефона, адресов электронный почты, вывесок, контрольно-кассовой техники;

— осуществление общехозяйственных расходов каждым участником группы отдельно;

— желательно компаниям иметь расчетные счета в разных банках;

— желательно иметь разные IP-адреса; для ведения раздельного учета иметь отдельное программное обеспечение, за исключением случаев, когда компании группы обслуживаются одной аутсорсинговой организацией и есть соответствующим образом оформленные договорные отношения;

— представителями интересов по взаимоотношениям с госорганами и иными контрагентами должны быть разные лица.

5. Исключить убытки по официальной отчетности каждой компании группы.

Дробление бизнеса не должно привести к отрицательным экономическим результатам, в противном случае сложно будет обосновать экономическую целесообразность разделения бизнеса.

4. Исключить совпадение основных покупателей и поставщиков среди компаний группы. При этом один из участников группы не должен быть единственным поставщиком или покупателем другого.

Если компании группы имеют одинаковые виды деятельности, то между ними рекомендуется создать здоровые конкурентные условия, например, путем установления границы цен, в рамках которых каждая компания может устанавливать индивидуальные предложения для покупателей.

1. Разделение бизнеса между разными юридическими лицами и ИП должно иметь экономические причины и/или деловые цели. Например:

— увеличение оборотов группы компаний в целом за счет привлечения дополнительных ресурсов и клиентов;

— повышение качественных характеристик бизнеса за счет создания конкурентной среды между компаниями группы;

— структурирование бизнеса по регионам, видам деятельности, размерам покупателей, по функционалу сотрудников;

— повышение мотивации среди топ-менеджеров и сотрудников;

— нивелирование банковских риска, рисков рейдерского захвата бизнеса и др.;

— развитие бизнеса с новым партнером;

Чем больше будет аргументов в пользу именно конкретного вида разделения бизнеса, тем лучше. Главная задача – показать, что основной целью дробления не является неуплата / неполная уплата налогов. Даже, если в результате разделения бизнеса произошла экономия на налогах, это хорошо, но это не было самоцелью.

3. Сделки между компаниями группы должны осуществляться на рыночных условиях.

Компании группы не должны нести расходы друг за друга.

Все взаимоотношения между компаниями группы должны быть оформлены соответствующими документами, операции отражены в налоговом учете.

Во-первых, соблюдение данных принципов позволяет иметь дополнительные аргументы и доказательства необоснованного дробления. Во-вторых, если будет доказана необоснованная налоговая выгода, то размер этой налоговой выгоды будет определяться через определение рыночной цены.

6. Для компаний на спецрежимах не допускать приближения к предельным значениям показателей, ограничивающих право на применение специальной системы налогообложения, таких как: численность персонала, площади, размера дохода.

Во-первых, это исключит один из критериев попадания на предпроверочный анализ. Во-вторых, это позволит убрать еще один признак «незаконного дробления бизнеса».

Тем не менее, судебная практика показывает, что для того, чтобы разделение бизнеса признать незаконным дроблением, налоговым органам необходимо располагать доказательствами, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, сколько на получение необоснованной налоговой выгоды.

Заходите на сайт: https://www.delovoy-podhod.com , где можно узнать много полезного и интересного для Вас и Вашего бизнеса!

Буду рада любым комментариям и вопросам!

Видео (кликните для воспроизведения).

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Источники

Налоговые споры по дроблению бизнеса
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here