Предметы доказывания в арбитражном и налоговом споре

Доказательства в налоговом споре

Налоговые споры зачастую основываются на различных оценках фактов реальной деятельности компании и ее контрагентов. Для принятия решения судам бывает недостаточно первичных документов, регистров бухгалтерского и налогового учета. Может ли компания в качестве доказательств в налоговом споре представлять такие экзотические доказательства, как фотография, аудиозапись, видеозапись, скриншот?

Исчисление налогов производится на основании первичных документов и регистров бухгалтерского учета (ст. 54 НК РФ).

Налоговый кодекс не содержит исчерпывающего перечня доказательств налогового правонарушения, а лишь называет некоторые из них: документы, протокол допроса свидетеля, заключение эксперта (ст. 90, 93, 94, 95, 99 НК РФ). При этом Арбитражный процессуальный кодекс не содержит особых требований к доказательствам в налоговых спорах. К ним применяются общие требования допустимости, относимости и достоверности (ст. 71 АПК РФ).

Импульс к развитию дополнительных форм и видов доказательств в налоговых спорах придал ВАС РФ в 2006 году (пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — Постановление № 53)). В пункте 1 Постановления № 53 была провозглашена обязанность налогового органа доказать, что информация, содержащаяся в документах компании, предусмотренных налоговым законодательством, неполна, недостоверна и (или) противоречива.

С этого момента инспекторы любыми способами пытаются опровергнуть сведения, содержащиеся в документах, представленных им при проведении контрольных мероприятий. В ход пошли аудио- и видеозаписи допросов свидетелей, фото и видео с места осмотра помещений и документов, видеофиксация выемки документов и т.д.

Законодатели постепенно заполняют правовые пробелы и разрешают проверяющим то, что раньше не запрещалось. Например, были внесены поправки в статью 26.7 Кодекса об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26.04.2016 № 114-ФЗ), которые меняют статус таких доказательств административного производства, как материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи. Теперь это не факультативные, а обязательные доказательства по делу.

В частности, формальный и неформальный подходы предлагает Э.Н. Нагорная (к.ю.н., судья АС Московского округа, специализирующаяся на разрешении налоговых споров) в своей монографии «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» (М.: Юстицинформ, 2009).

Также пробелы заполняются разъяснениями ФНС России и судебной практикой.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Например, налоговое ведомство признало скриншот (снимок с экрана) доказательством по делу в арбитражном суде (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589), отметив, что Налоговый кодекс не регулирует сферу его применения, порядок изготовления и использования.

Многие суды и ранее признавали скриншот допустимым доказательством, если он содержал индентифицирующие признаки (информацию о дате их получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, программном обеспечении и использованной компьютерной технике) (пост. ФАС УО от 15.10.2013 № Ф09-9262/13, ФАС СЗО от 17.08.2012 № Ф07-3008/12, от 06.12.2010 № Ф07-11600/2010, ФАС ВВО от 27.04.2011 № Ф01-1661/11). При этом некоторые из них требовали нотариального заверения информации, полученной через интернет (пост. ФАС МО от 22.10.2009 № КГ-А40/10844-09, от 25.07.2008 № КГ-А40/6209-08). Сейчас такие требования в судебных актах не встречаются.

Судебная практика сориентировала компании не ограничиваться только документами по спорным сделкам, а доказывать любыми иными способами реальность и проявление должной осмотрительности при их заключении.

В качестве доказательств реальности сделок, подтверждающих исполнение, фирмы успешно используют: фото приобретенных основных средств (пост. ФАС МО от 04.02.2008 № КА-А40/13427-07-2), фото спорного оборудования (пост. ФАС МО от 22.07.2009 № КА-А41/5503-09), фото выставочного места (пост. ФАС МО от 27.01.2014 № Ф05-7033/13). Также судами признавались надлежащим доказательством проявления должной осмотрительности распечатки с сайта ФНС России из рубрики «Проверь себя и контрагента» (пост. АС УО от 21.08.2015 № Ф09-4749/15).

Доказательства в налоговом споре: оценка законности

При рассмотрении спора о законности и обоснованности привлечения компании к налоговой ответственности арбитражный суд связан принципом допустимости доказательств. В случае если инспекторы получили доказательства с нарушением закона, то такие доказательства не имеют для суда юридической силы (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ст. 68 АПК РФ) и он не вправе ссылаться на них в обоснование своего решения.

Для оценки допустимых доказательств на практике судьи предлагают два различных подхода: формальный и неформальный.

Согласно формальному подходу если Налоговый кодекс устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт налогового правонарушения или факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования Налогового кодекса.

Согласно неформальному подходу свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду Арбитражным процессуальным кодексом, и правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, дают арбитражному суду право выйти за пределы перечня, установленного Налоговым кодексом, оценив любое иное доказательство, если оно в совокупности с другими доказательствами в достаточной мере подтверждает налоговозначимые обстоятельства (например, факт экспорта товара).

О недопустимости формального подхода в оценке доказательств в налоговом споре заявлял и Конституционный Суд РФ (пост. КС РФ от 14.07.2003 № 12-П).

Все документы и сведения, подтверждающие обстоятельства налогового правонарушения, должны содержаться в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (п. 8 ст. 101 НК РФ).

Способы сбора доказательств налоговых правонарушений и процедуры их проведения исчерпывающе установлены Налоговым кодексом (ст. 90-100 НК РФ). Также им предусмотрены формы доказательств: протокол (ст. 92, 99 НК РФ), письменное заключение эксперта (ст. 95 НК РФ).

Бациев Виктор Валентинович –
руководитель проекта «Налог. Поддержка», действительный государственный советник юстиции 3 класса.

19 января 2017 года

Эффективная защита от налоговых претензий.

При этом ни фотографии, ни аудиозаписи, ни видеозаписи в Налоговом кодексе (в отличие от КоАП РФ) не указаны. Остается неясным вопрос об их назначении и юридической силе в качестве доказательств налогового правонарушения.

Для ответа на него важно знать, кем и в связи с чем такие доказательства предоставляются. Если налоговым органом, то суд вправе их отклонить, поскольку права инспекторов не могут расширяться сверх законно установленных (принцип административного права: администратору разрешено только то, что предписано законом — формальный подход).

Компания как слабая сторона административных правоотношений не связана определенной формой и способом получения доказательств (неформальный подход).

Такое правовое неравенство конституционно детерминировано. Конституционный Суд РФ защищал право налогоплательщика предоставлять свои доказательства непосредственно в суд, притом что налоговый орган обязан их собрать и раскрыть на досудебной стадии налогового спора (пост. КС РФ от 14.07.2005 № 9-П).

Читайте так же:  Сколько сейчас стандартный налоговый вычет на ребенка

Альтернативные доказательства в налоговом споре: для чего они нужны

По мнению автора, назначение альтернативных доказательств в налоговом споре состоит в устранении дефектов в «обычных» доказательствах.

Например, в ходе допроса свидетеля налоговый орган применяет аудио- или видеозапись. Сопровождающий свидетеля адвокат также ведет аудио- или видеозапись допроса (подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ). Когда свидетель знакомится с протоколом допроса после его завершения, он может усомниться в верности фиксации своих слов и выражений допрашивающим лицом. Для выявления их истинного значения участники допроса могут воспользоваться записями. Записи могут быть применены компанией в вышестоящих налоговых органах или в суде как доказательства порочности протокола допроса свидетеля. Данной цели служат и замечания на самом протоколе, которые может оставить свидетель.

В этой связи применение фирмой фото-, видеосъемки крайне желательно в ходе проведения таких мероприятий налогового контроля, как допрос свидетеля, осмотр помещений, выемка предметов и документов, проведение экспертизы. При этом закон не запрещает налогоплательщику сбор любых альтернативных доказательств.

Лев Лялин, адвокат, эксперт и член общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции»:

Константин Сасов, ведущий юрист компании «Пепеляев Групп», адвокат, к.ю.н.

http://www.garant.ru/article/1089024/

Предмет доказывания по налоговым спорам. Статьи по предмету Арбитражный процесс

ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО НАЛОГОВЫМ СПОРАМ

Д.В. ПОЛИТОВ

Подвергая критике позицию О.В. Иванова, Л.А. Ванеева справедливо отмечает, что в данном случае допущена ошибка, которая в логике называется подменой тезиса. Предмет доказывания — это то, что доказывается (и познается), а версия, ее построение и проверка — способы познания предмета доказывания .
———————————
Ванеева Л.А. Проблемы теории судебных доказательств // Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. Л., 1979. С. 126.

В связи с вышесказанным, по мнению автора, правильнее и понятнее говорить о спорных фактах вместо обстоятельств, по примеру ст. 12 разд. V «Право» титула I книги I нового Гражданского процессуального кодекса Франции: «Судья разрешает спор в соответствии с применяющимися к спору нормами права. Он должен дать им или восстановить их надлежащее толкование применительно к спорным фактам и документам, не ограничиваясь наименованиями, предложенными сторонами. Однако он не может изменить наименование или правовое основание в случае, когда стороны, в силу специального соглашения и в пределах прав, имеющихся в их полном распоряжении, обязали его руководствоваться оценками и вопросами права, которыми они желают ограничить судебное разбирательство» .
———————————
Текст Гражданского процессуального кодекса Франции доступен на официальном интернет-ресурсе Правительства Франции. URL: http://www.legifrance.gouv.fr/ home.jsp. Прямая ссылка на использованный фрагмент: URL: http:// 195.83.177.9/ code/ liste.phtml?lang= uk&c=39&r=7080.

Однако, суммируя вышесказанное, следует обратить внимание на то, что предметом доказывания по налоговым спорам следует считать не только спорные факты хозяйственной деятельности налогоплательщика, а именно была ли совершена та или иная хозяйственная операция, но и обстоятельства, в которых налогоплательщиком осуществлялись хозяйственные операции.
Данные выводы свидетельствуют о неправильности применяемых ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации формулировок при определении понятия доказательств как сведений, при помощи которых суд устанавливает наличие или отсутствие только обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.
Исправление сложившейся ситуации видится в возможном изменении формулировок ч. 2 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом опыта Франции, по нижеследующему образцу:
«Статья 64. Доказательства
Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о спорных фактах и имеющих значение для правильного рассмотрения дела связанных с ними обстоятельствах, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле».

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Арбитражный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

http://justicemaker.ru/view-article.php?art=3168&id=1

Предмет доказывания по налоговым спорам

«Налоги» (газета), 2012, N 16

Споры по делам, вытекающим из налоговых правоотношений, рассматриваемые на территории Российской Федерации в рамках арбитражного процесса, отличаются выраженной активной ролью суда, которая заключается в установлении предмета доказывания по делу (ч. 2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), определении средств доказывания и источников информации, необходимой для разрешения конкретного дела (ст. ст. 87, 68 АПК РФ). Суду законодательством также предоставляется возможность осуществлять запрос необходимой для рассмотрения дела информации по своей инициативе (ч. 5 ст. 66, ч. 6 ст. 200 АПК РФ).

При этом основным правомочием суда, направляющим процесс разрешения спора, несомненно, является предоставленное суду право определять предмет доказывания по делу.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит определения понятия «предмет доказывания». Вместе с тем из положений ч. 2 ст. 65 АПК РФ, устанавливающей правило, согласно которому обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права, можно сделать вывод, что под предметом доказывания АПК РФ понимает обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Научная же и учебная литература традиционно определяет предмет доказывания как совокупность юридических фактов, подлежащих установлению для правильного разрешения дела .

Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе // Академический юридический журнал. Иркутск; М., 1950; Гражданский процесс. Общая часть / Г.Л. Осокина. 2-е издание, перераб. М.: Норма, 2008. С. 627; Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М., 2000. С. 133; Штутин Я.Л. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., 1963. С. 6.

Расхождение научной мысли и действующего законодательства вызвано среди прочего неоднородностью наполняющих предмет доказывания элементов, которая порождает пеструю палитру взглядов на решение данной проблемы.

По мнению О.В. Иванова, традиционный взгляд на предмет доказывания как совокупность юридических фактов не отражает действительного положения дел, т.к. суд, приступая к рассмотрению дела, не знает, какие именно из заявленных или предполагаемых фактов существовали в действительности. Таким образом, юридические факты, которые в соответствии с традиционными взглядами должны образовывать предмет доказывания, могут и не существовать, а следовательно, не быть фактами как таковыми.

Именно вследствие такой неопределенности при определении предмета доказывания по делу в соответствии с точкой зрения О.В. Иванова предмет доказывания будет правильнее определять как совокупность версий, предположений о существовании определенных фактических обстоятельств, каждая из которых может оказаться правильной, истинной — и тогда предположительное суждение суда превратится в достоверное знание об определенном обстоятельстве, существующем или существовавшем в действительности, но может оказаться и ложной, не подтвердившейся, не соответствующей действительности .

Иванов О.В. Судебные доказательства в гражданском процессе. Иркутск, 1973. С. 49.

Читайте так же:  Реестр недвижимости налог на имущество

Подвергая критике позицию О.В. Иванова, Л.А. Ванеева справедливо отмечает, что в данном случае допущена ошибка, которая в логике называется подменой тезиса. Предмет доказывания — это то, что доказывается (и познается), а версия, ее построение и проверка — способы познания предмета доказывания .

Ванеева Л.А. Проблемы теории судебных доказательств // Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. Л., 1979. С. 126.

Таким образом, исходя из того, что именно суд определяет предмет доказывания по конкретному делу на основании представленных сторонами сведений и норм материального права, следует признать, что суд в начале судебного разбирательства действительно не может располагать сведениями о действительном существовании тех или иных фактических обстоятельств, на которые ссылаются вступающие в процесс стороны. Определяя предмет доказывания, суд в данном случае исходит из норм материального права и своих внутренних представлений о должном порядке доказывания существования обстоятельств, на которые ссылаются стороны, т.е. деятельность суда действительно заключается в построении возможных версий, которые, однако, не становятся предметом доказывания по делу, а служат инструментом определения круга обстоятельств, которые следует доказать сторонам в процессе судебного состязания.

Таким образом, построение версий (предположений относительно характера и связей фактов ) образует внутреннюю деятельность суда по определению фактов (обстоятельств), без которых дело не может быть разрешено по существу.

Толковый словарь Ожегова онлайн. URL: http://slovar-ozhegova.ru/word.php?word >

Вместе с тем предмет доказывания по конкретному делу существует объективно, а суд и лица, участвующие в деле, должны прийти от предположений и вероятных суждений к истинному знанию о совокупности фактов, которые необходимо установить. Следовательно, версия не может быть предметом доказывания по определению.

Треушников М.К. Судебные доказательства. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2005. С. 35.

При этом является неудачным, пусть и косвенное, но тем не менее существующее выше проанализированное указание в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации именно на обстоятельства как предмет доказывания.

Исходя из грамматического толкования, термин «обстоятельство» — это явление, сопутствующее какому-нибудь другому явлению и с ним связанное , а «факт» — это действительное, вполне реальное событие, явление, то, что действительно произошло, происходит, существует . Таким образом, термины «факт» и «обстоятельство» не синонимичны. Истоки подмены содержания указанных терминов находятся за пределами формально-правовых категорий и возникли в теории процессуального доказывания в гражданском процессе, где такая подмена объясняется тем, что в доказательственной (как разновидности познавательной) деятельности термин «факт» применяется для обозначения достоверного знания о явлениях, событиях реальной действительности, а до тех пор, пока у суда в процессе судебного следствия нет достоверного знания о таких событиях и явлениях, они трактуются в теории процессуального доказывания как обстоятельства или предположения о существовании фактов .

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 438.
Там же. С. 847.
Доказательства и доказывание в гражданском процессе // Академический юридический журнал. Иркутск, 1974. С. 49.

В связи с вышесказанным, по мнению автора, правильнее и понятнее говорить о спорных фактах вместо обстоятельств, по примеру ст. 12 разд. V «Право» титула I книги I нового Гражданского процессуального кодекса Франции: «Судья разрешает спор в соответствии с применяющимися к спору нормами права. Он должен дать им или восстановить их надлежащее толкование применительно к спорным фактам и документам, не ограничиваясь наименованиями, предложенными сторонами. Однако он не может изменить наименование или правовое основание в случае, когда стороны, в силу специального соглашения и в пределах прав, имеющихся в их полном распоряжении, обязали его руководствоваться оценками и вопросами права, которыми они желают ограничить судебное разбирательство» .

Текст Гражданского процессуального кодекса Франции доступен на официальном интернет-ресурсе Правительства Франции. URL: http://www.legifrance.gouv.fr/home.jsp. Прямая ссылка на использованный фрагмент: URL: http://195.83.177.9/code/liste.phtml?lang=uk&c=39&r=7080.

Применение такого подхода к определению предмета доказывания в законе вполне правомерно. Нет необходимости в переносе вышеизложенных теоретических проблем в правоприменительную практику, в ее искусственном усложнении путем придания терминам, используемым в нормативных правовых актах, неопределенного, но, очевидно, подразумеваемого законодателем значения, которое не только не совпадает, но и прямо противоречит их устоявшемуся грамматическому толкованию.

Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. N 53.

Указания на вышеперечисленные обстоятельства в нормах НК РФ не содержится, однако их наличие, в соответствии с позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, может свидетельствовать о факте получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

При этом факты хозяйственной деятельности, надлежащим образом документально удостоверенные налогоплательщиком, могут свидетельствовать о соответствии деятельности налогоплательщика требованиям НК РФ, что, исходя из вышесказанного, однако, может не помешать суду встать на сторону налогового органа и признать законным его решение, которым налогоплательщику были доначислены соответствующие суммы налогов, пени и штрафа.

Руководящие указания Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в его постановлениях и касающиеся методологии разрешения судами споров о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды, в последнее время стали больше уделять внимания именно фактам, а не обстоятельствам, что выражается, в частности, в неоднократных указаниях судам обращать внимание при разрешении конкретного налогового спора не на обстоятельства получения налоговой выгоды, а именно на факты, подтверждающие реальность хозяйственной деятельности, повлекшей получение налоговой выгоды.

Поэтому без установления при помощи допустимых, относимых и достоверных доказательств наличия определенных фактов как действительных, вполне реальных событий, явлений, с которыми уже гипотеза правовой нормы связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения, невозможно осуществление правосудия в понимании необходимости точного применения процессуального и материального законов.

Таким образом, профессор А.Ф. Клейнман, по мнению автора, наиболее удачным образом сформулировал понятие предмета доказывания, указав, что предмет доказывания есть спорные юридические факты, имеющие значение для разрешения дела .

Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 1950.

Однако, суммируя вышесказанное, следует обратить внимание на то, что предметом доказывания по налоговым спорам следует считать не только спорные факты хозяйственной деятельности налогоплательщика, а именно была ли совершена та или иная хозяйственная операция, но и обстоятельства, в которых налогоплательщиком осуществлялись хозяйственные операции.

Данные выводы свидетельствуют о неправильности применяемых ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации формулировок при определении понятия доказательств как сведений, при помощи которых суд устанавливает наличие или отсутствие только обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Исправление сложившейся ситуации видится в возможном изменении формулировок ч. 2 ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом опыта Франции, по нижеследующему образцу:

«Статья 64. Доказательства

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о спорных фактах и имеющих значение для правильного рассмотрения дела связанных с ними обстоятельствах, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле».

Читайте так же:  Сколько можно воспользоваться налоговым вычетом


http://wiseeconomist.ru/poleznoe/78509-predmet-dokazyvaniya-nalogovym-sporam

Доказательства и доказывание по налоговым спорам

Судебное доказывание – деятельность арбитражного суда и участвующих в деле лиц, направленных на установление истинности фактов, от которых зависит разрешение спора между сторонами по существу.

Предмет доказывания по налоговому спору представляет собой совокупность конкретных юридических фактов, подлежащих доказыванию в соответствующем налоговом споре. При этом не следует забывать, что в предмет доказывания по налоговому спору входит не всякий юридический факт, а только такой, который имеет значение для решения данного спора.

Так, например, при разрешении спора о правомерности применения налогоплательщиком налогового вычета по НДС при перепродаже на экспорт ранее приобретенного у российских поставщиков товара в порядке ст. ст. 165, 171 НК РФ требуется доказать, как минимум, следующие юридические факты:

— факт отгрузки налогоплательщиком приобретенного товара на экспорт;

Видео (кликните для воспроизведения).

— факт оплаты налогоплательщиком поставщику суммы налога за приобретенный товар;

— факт поступления денежных средств за отгруженный на экспорт товар от иностранного покупателя на расчетный счет налогоплательщика.

В соответствии со ст. ст. 69, 70 АПК РФ устанавливаются три вида фактов, которые имеют значение для дела и не нуждаются в установлении в процессе судебного доказывания:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициальные (предрешенные) факты;

3) факты, признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения.

Процесс доказывания состоит из следующих этапов:

1) Утверждение о фактах;

2) Указание заинтересованных лиц на доказательства. Первоначально доказательства предоставляются в суд вместе с заявлением. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие доказательства, на которые основывается требование истца.

3) Предоставление доказательств. Представление доказательств, как процессуальное действие, стоит в фактической передачи их суду. В случае если лицо, участвующее в деле, не имеет возможности самостоятельно получить доказательства, оно вправе обратиться к суду с ходатайством об истребовании данного доказательства. В случае непредставления органами гос. власти, местного самоуправления и долж.лицами доказательств, суд вправе истребовать их по своей инициативе.

4) Истребование доказательств судом по ходатайству лиц, участвующих в деле;

5) Исследование доказательств. Состоит в непосредственном восприятии, изучении судом информации о тех фактах, извлекающих из предусмотренных в законе средств доказывания. Выполняется оно по правилам ст.162 АПК и состоит из восприятие судом фактических данных, выяснении условий хранения информации, факторов, влияющих на достоверность доказательств, а также в сопоставлении, сравнении отдельных фактов между собой и ликвидации противоречий между ними;

6) Оценка доказательств, которая завершает весь процесс доказывания.

Результаты оценки доказательств находят свое выражение в мотивировочной части судебного решения.

Достоверность доказательств — это качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Достоверно то доказательство, которое содержит правдивую информацию о действительности.

Относимость доказательств – суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Допустимость доказательств – обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Бремя (обязанность) доказывания юридических фактов в налоговом споре отвечает на вопрос, какие юридические факты, входящие в предмет доказывания по данному спору, обязан доказать налоговый орган, а какие — налогоплательщик.

Правильное решение вопроса о распределении бремени доказывания юридических фактов в возникшем налоговом споре, впрочем, как и в любом ином судебном споре, является чрезвычайно важным.

Наиболее распространенным способом установления специальных правил распределения обязанностей по доказыванию является доказательственная презумпция — предположение о существовании факта или его отсутствии, пока не доказано иное.

Так, правовые презумпции сдвигают бремя доказывания, освобождая одну из сторон от обязанности доказывать обстоятельства, на которые они ссылались.

Существуют следующие виды презумпций:

— Презумпция незнания закона

— Презумпция добросовестности налогоплательщика

— Презумпция законности действий налоговых органов

— Применение оснований освобождения от доказывания при разрешении налоговых споров

— Презумпция невиновности налогоплательщика в совершении налогового правонарушения

Доказательства по делу — полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

— Иные документы и материалы

Лицо, участвующее в деле, представляет арбитражному суду свои объяснения об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для дела, в письменной или устной форме. По предложению суда лицо, участвующее в деле, может изложить свои объяснения в письменной форме.

Вещественные доказательства — это предметы, которые своими внешним видом, свойствами, местом нахождения или иными признаками могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела. В соответствии с ч. 1 ст. 75 АПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Экспертиза назначается арбитражным судом для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и порядке, которые предусмотрены АПК РФ (ч. 1 ст. 55).

Показания свидетелей не являются распространенным средством доказывания в арбитражном судопроизводстве. Свидетель — лицо, которое располагает сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для дела (п. 1 ст. 56 АПК РФ). Он источник (носитель) сведений об искомых фактах. Доказательствами являются сведения о фактах, содержащихся в свидетельских показаниях.

К иным документам и материалам законодатель относит материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в установленном законом порядке (ст. 89 АПК РФ). Документы и материалы могут использоваться в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Сведения могут быть зафиксированы как в письменной, так и в иной форме.

Дата добавления: 2016-04-04 ; просмотров: 1273 | Нарушение авторских прав

http://lektsii.org/5-80224.html

Предмет доказывания при пересмотре судебных дел по налоговым спорам

Заказать реферат, контрольную, курсовую, дипломную по налоговому праву без посредников можно онлайн на нашем сайте. Стоимость реферата от 200 руб. Срок выполнения от 1-3 дня. Гарантия. Антиплагиат. Сопровождение до сдачи. Не знаете где заказать реферат, контрольную, курсовую, дипломную по налоговому праву в интернете — закажите у нас на сайте.

В теории процессуального права выделяют полную (Франция, Италия) и неполную (Австрия, Германия) апелляцию. Основное отличие заключается в том, что в первом случае лицам, участвующим в деле, разрешается заявлять о новых обстоятельствах и, соответственно, представлять в апелляционные суды наряду с уже рассматриваемыми и новые доказательства. Кроме того, арбитражный суд апелляционной инстанции не имеет права вернуть дело для нового рассмотрения в суд первой инстанции, а должен самостоятельно разрешить существо спора. При такой конструкции суд, обнаружив ошибки в определении предмета доказывания по делу, вправе исправить их самостоятельно.
Анализ действующего арбитражного процессуального закона показывает, что разрешение налоговых споров осуществляется по промежуточной модели: с одной стороны, по общему правилу, суд апелляционной инстанции не вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (ст.269 АПК РФ), с другой стороны, закон ограничивает возможность представления дополнительных доказательств (ч.2 ст.268 АПК РФ).
Для решения такой задачи судопроизводства в арбитражных судах, как защита нарушенных или оспариваемых прав (ст.2 АПК РФ), законодателю необходимо последовательно реализовать модель полной апелляции.

Читайте так же:  Обязанность уплаты земельного налога

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

http://morez.ru/predmet-dokazyvaniya-pri-peresmotre-sudebnyx-del-po-nalogovym-sporam/

Доказательства по налоговым спорам в новых условиях (М.Ю. Орлов, «Законы России: опыт, анализ, практика», N 12, декабрь 2007 г.)

Доказательства по налоговым спорам в новых условиях

В российской арбитражной практике дела, возникающие из налоговых отношений, составляют почти половину от всех рассматриваемых дел в арбитражных судах. Во многом это объясняется сложностью российского налогового законодательства, природным желанием налогоплательщиков сократить свои налоговые платежи и ответная реакция налоговых органов, желающих непременно наказать нерадивых налогоплательщиков. В свою очередь, большинство налоговых споров, рассматриваемых в арбитражных судах, так или иначе связаны с НДС.

Причин такой популярности данного налога в судебных делах много, но основными, как мне кажется, являются следующие:

во-первых, гл. 21 НК РФ, регламентирующая порядок исчисления и уплаты НДС, содержит крайне сложные и порой противоречивые правила исчисления и уплаты налога, что порождает разное понимание одной и той же нормы налогоплательщиками и налоговыми органами и что, в свою очередь, неотвратимо приводит к налоговым спорам;

во-вторых, НДС является основным налоговым источником федерального бюджета Российской Федерации, и любые проблемы с поступлениями этого налога непременно сказываются на доходной части федерального бюджета, а это, в свою очередь, становится причиной жесткости контрольных мероприятий, которую налоговики начинают проявлять традиционно под конец финансового года;

в-третьих, НДС весьма обременителен для налогоплательщиков и, несмотря на то, что этот налог косвенный, т.е. теоретически ложится на плечи потребителей товаров (работ и услуг), его уплата или неуплата серьезным образом сказывается на финансовых показателях налогоплательщиков, а следовательно, желание сократить объем платежей, уплачиваемых в виде НДС, подталкивает налогоплательщиков к поиску способов минимизации этого «дорогостоящего» налога.

Такая ситуация с НДС сохраняется в российской системе арбитражного судопроизводства на протяжении уже многих лет. Меняются нормы законодательства, ужесточаются или смягчаются требования налоговых органов, но неизменным остается одно — суды завалены спорами по НДС.

Рассмотрение налоговых споров в судах всегда связано с оценкой представляемых сторонами доказательств, и, прежде всего, письменных доказательств, поскольку, как справедливо отмечает М.Ю. Шевелев: «письменные доказательства — наиболее часто используемый на практике вид средств доказывания, что обусловлено характером дел, подведомственных арбитражным судам»*(1).

Вопросы относимости и допустимости доказательств традиционно становятся предметом исследования специалистов в области арбитражного процесса и едва ли можно говорить, что в этом направлении научной деятельности остались еще какие-либо «белые пятна». Конечно же, учитывая сравнительно непродолжительный период существования налогового законодательства в РФ, периодически в судах возникают вопросы, какими средствами следует доказывать те или иные обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения налогового спора, но в целом, полагаю, общие подходы к формированию доказательственной базы по спорам, рассматриваемым в судах, остаются неизменными. Однако в прошлом году проблема относимости доказательств по налоговым спорам приобрела новое звучание.

Прошлый, 2006 г. для российской налоговой системы стал знаковым — были приняты поправки к первой части Налогового кодекса РФ, призванные урегулировать, прежде всего, налоговые отношения в области налогового контроля*(2). На фоне баталий, развернувшихся в стенах Государственной Думы РФ в ходе обсуждения поправок в первую часть НК РФ, не очень замеченным прошло определение Конституционного Суда РФ от 12 июня 2006 г. N 267-О*(3), предметом рассмотрения которого стали положения норм АПК РФ применительно к налоговым спорам, возникающим в связи с исчислением и уплатой НДС.

Представляется, что сформулированная в названном определении правовая позиция имеет существенное значение для рассмотрения налоговых споров в целом и споров по НДС в частности. Довольно много тезисов данного определения могли бы стать предметом обсуждения, но в этой статье обратим внимание на те доводы, которые в этом судебном акте обозначены применительно к порядку формирования доказательственной базы по спорам, вытекающим из налоговых отношений в связи с уплатой НДС.

По мнению заявителя, оспаривавшего положения Арбитражно-процессуального кодекса, проверяя ненормативный правовой акт в порядке ст. 200 АПК РФ, суд не должен ограничиваться только лишь теми доказательствами, которые были известны и находились в распоряжении налогового органа на момент вынесения оспариваемого акта, а налогоплательщик, оспаривая акт налогового органа, вправе представлять в суд те доказательства, которые не были исследованы налоговым органом на момент вынесения решения.

К моменту рассмотрения Конституционным Судом жалобы заявителя в арбитражной практике сложилась противоречивая практика. Многие суды, рассматривая заявления о признании недействительным ненормативного правового акта, принимали во внимание те доказательства, которые были представлены заявителем в суд, но не были исследованы налоговым органом при вынесении оспариваемого решения. На это указывал судам и ВАС РФ, который определял, что «суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные пунктом 5 статьи 100 НК РФ»*(4). Другие — наоборот, отказывали в рассмотрении новых доказательств, полагая, что новые, не исследованные налоговым органом доказательства не могут свидетельствовать о законности или незаконности оспариваемого решения, поскольку эти доказательства не были положены в основу оспариваемого ненормативного правового акта*(5).

Рассмотрев требования заявителя, Конституционный Суд РФ разъяснил, что ст. 200 АПК РФ не должна истолковываться так, что при рассмотрении налоговых споров налогоплательщик не может представлять в суд новые доказательства, независимо от того, были ли эти доказательства исследованы налоговым органом при вынесении решения, и суд обязан исследовать представленные доказательства. Иными словами, КС «разрешил» налогоплательщикам представлять в суд доказательства, независимо от того, были ли они исследованы на стадии вынесения оспариваемого решения.

По всей видимости, мне как налоговому адвокату следовало бы порадоваться такой позиции КС, существенным образом расширившей возможности налогоплательщика по защите своих интересов в арбитражных процессах. Но, вместе с тем, некое недоумение вызывает логика органа конституционного судопроизводства, выразившего свою позицию в определении N 267-О. На мой взгляд, дальнейшее развитие такого подхода к формированию доказательственной базы в налоговых спорах может привести к самым неожиданным выводам относительно того, каким образом можно подтверждать свои требования в арбитражном процессе.

Читайте так же:  Налог на имущество банки

Итак, по мнению, Конституционного Суда РФ, суды обязаны принимать любые доказательства и даже те, которые не исследовались на стадии вынесения оспариваемого решения. Суд не обратил внимания, что рассматриваемые в арбитражных судах налоговые споры, возникающие из отношений по НДС, различны и могут быть сгруппированы в две принципиально разные категории дел, в каждой из которых процесс формирования доказательственной базы различный, учитывая предмет доказывания.

Первая категория исков, связанных с применением норм об НДС, — это иски об оспаривании ненормативных правовых актов. Такие акты, чаще всего в виде решений налоговых органов, выносятся по итогам камеральной или выездной проверки и могут содержать утверждения и выводы, нарушающие права налогоплательщиков.

Согласно ст. 200 АПК РФ суд, рассматривающий заявление о признании ненормативного правового акта недействительным, осуществляет проверку оспариваемого акта, устанавливает его соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или должностного лица, принявшего акт, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя. При этом в ходе судебного рассмотрения суд обязан исследовать обстоятельства, послужившие основанием для принятия оспариваемого акта. Бремя доказывания законности принятого акта возложено законодателем на орган, принявший этот акт. Именно госорган должен доказать суду наличие у этого органа необходимых полномочий, а также обстоятельства, послужившие основанием для принятия оспариваемого акта. Иными словами, заявитель при подаче заявления в суд утверждает, что орган или должностное лицо, принявшие ненормативный правовой акт, нарушили требования закона, в то время как принятый акт нарушает права заявителя. А заинтересованное лицо — орган государственной власти, орган местного самоуправления или иной орган или должностное лицо, должны пояснить суду, чем руководствовался конкретный чиновник, издавший ненормативный правовой акт.

Полагаю, что именно последнюю категорию дел имел в виду Конституционный Суд РФ, указывая, что налогоплательщик не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо о того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса об обоснованности заявленного налогового вычета, а суд обязан исследовать представленные документы. Но Конституционный Суд РФ формулирует свою позицию весьма универсальной, т.е. независимо от предмета доказывания и сути исковых требований налогоплательщик вправе представить, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, а что является предметом оспаривания. Чем можно объяснить такую универсализацию выводов КС?

Вполне возможно, что правовая позиция Конституционного Суда РФ, высказанная в определении 267-О, имела право на существование как «заплатка» на правовом поле налогового законодательства. Но в настоящее время все те проблемы, которые хотел решить Конституционный Суд РФ, как мне кажется, неплохо решены в законодательстве. Новые редакции ст.ст. 88, 89, 100 и 101 НК РФ создают реальные возможности для лиц, в отношении которых проводятся налоговые проверки, своевременно узнавать о претензиях проверяющих инспекторов и еще до принятия решения налогового органа защитить свою позицию, представив в налоговый орган любые документы*(6).

Подобная правовая позиция Конституционного Суда РФ, как мне кажется, снижает значимость контрольных мероприятий налогового контроля. Налоговые органы, хорошо понимающие, что бессмысленно уличать налогоплательщика в отсутствии тех или иных документов, поскольку эти документы могут «возникнуть» на стадии суда, будут стремиться бороться с налогоплательщиками глобально, т.е. собирать данные, свидетельствующие о незаконности самой деятельности налогоплательщиков или недействительности его отдельных сделок. В свою очередь, налогоплательщик, понимающий, что донести документы до суда он всегда сумеет, не будет заинтересован в надлежащем представлении документов на стадии налогового контроля, а будет приберегать документы до суда. Эффективность досудебного разрешения споров будет снижаться, а суд постепенно будет втянут в работу по проверке соблюдения налогоплательщиками требований налогового законодательства, заменяя, по сути, орган налогового контроля.

Признавая историческую миссию высказанной правовой позиции Конституционного Суда РФ, разрешившего представлять в суд доказательства права на вычет, в том числе и те доказательства, которые не исследовались на стадии вынесения решения налогового органа, полагаю, что в настоящее время эта позиция должна сохраниться только в отношении тех судебных споров, предметом доказывания которых является предусмотренное налоговым законодательством субъективное право участника налоговых отношений. В том случае, когда речь идет об оспаривании ненормативного правового акта, решения, действия или бездействия, новые доказательства не должны рассматриваться судами как не имеющие отношения к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу (ст. 67 АПК РФ).

кандидат юридических наук,

доцент кафедры финансового права

факультета права ГУВШЭ

«Законы России: опыт, анализ, практика», N 12, декабрь 2007 г.

*(1) Шевелев М.Ю. Письменные доказательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 6.

*(2) Речь идет о поправках в Налоговый кодекс РФ, внесенных Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 137-ФЗ.

*(3) Определение КС РФ от 12 июля 2006 г. N 267-О «По жалобе открытого акционерного общества «Востоксибэлектросетьстрой» на нарушение конституционных прав и свобод положениями частей третьей и четвертой статьи 88, пункта 1 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации и части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

*(4) Пункт 29 постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2001. N 7.

*(5) Подробнее о судебной практике по этим вопросам можно прочитать в статье зам. Председателя ФАС СЗО Л.Т. Эльт «О влиянии определений Конституционного Суда Российской Федерации на судебную практику оценки доказательств по налоговым спорам» // Арбитражные споры. 2007. N 2.

*(6) Имеется в виду новая редакция НК РФ с учетом Федерального закона РФ от 27 июля 2006 г. N 137-ФЗ.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Доказательства по налоговым спорам в новых условиях

М.Ю. Орлов — кандидат юридических наук, адвокат, доцент кафедры финансового права факультета права ГУВШЭ

Видео (кликните для воспроизведения).

http://base.garant.ru/5439530/

Предметы доказывания в арбитражном и налоговом споре
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here