Верховный суд по налоговым спорам

ФНС обобщила практику ВС и КС по налоговым спорам

Федеральная налоговая служба опубликовала обзор правовых позиций Конституционного Суда и Верховного Суда по вопросам налогообложения за третий квартал 2017 года.

Дробление бизнеса

ФНС напомнила об июльском решении Конституционного суда, который отказался рассматривать жалобу Сергея Бунеева, осужденного за налоговые преступления. В ней заявитель оспаривал положения Налогового кодекса, которые, по его мнению, позволяют вменять налогоплательщикам в вину «дробление бизнеса», то есть позволяют включать в налоговую базу средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами.

КС отметил, что оспариваемые Бунеевым законоположения не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм в размере большем, чем установлено. Кроме того, суд в отказном определении напомнил, что властными полномочиями в сфере налогообложения наделена ФНС, а значит, именно она должна следить за соблюдением соответствующего законодательства (подробнее в материале «КС запретил налогоплательщикам схемы, приносящие необоснованную выгоду»).

Судья КС Константин Арановский высказал по этому вопросу особое мнение, обратил внимание, что налогоплательщику вменяют намеренное «дробление бизнеса» при формальном соблюдении законодательства, но ни то, ни другое не является правонарушением. «В судебной практике взаимозависимость участников сделки также сама по себе не дает оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной», – написал тогда он. Формальное дробление бизнеса не опровергает добросовестность налогоплательщика, ведение бизнеса несколькими юрлицами нигде не описано как правонарушение, а семейное предпринимательство нередко ведут в нескольких организационных формах, подчеркнул Арановский.

Налог на коляски

Еще одно решение КС вынес по жалобе компании «Мишутка», которая просила признать правительственное постановление «Об утверждении перечней кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых НДС по ставке 10%» несоответствующим Конституции. Компания в октябре 2015 года ввозила в Россию партию детских колясок из Польши. Ростовская таможня отказала в выпуске товара и потребовала уплатить НДС не по ставке 10%, как за товар для детей, а по полной ставке – 18%.

КС спорные нормы признал конституционными, однако отметил, что найденная неопределенность должна устраняться непосредственно правоприменителями, в том числе судами общей юрисдикции путем выявления взаимосвязи правовых предписаний. Суд указал, что оспоренные нормы не предполагают отказ от применения ставки 10% в случаях поставки колясок в комплектации, согласующейся с их обычным использованием, а буквальное прочтение этих норм привело к переходу налога на полную ставку и неправомерному ограничению имущественных прав налогоплательщика.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Таким образом, КС напомнил, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах следует толковать в пользу налогоплательщика.

В обзоре также нашлось место для 11 дел, рассмотренных Верховным судом.

Так, в июле экономколлегия ВС пресекла налоговую схему, которую не увидели суды нижестоящих инстанций. Они признали доначисление налогов неправомерным. Как сочли налоговики, ИП Рашид Биктогиров должен был доплатить 14,9 млн руб. НДС, НДФЛ, пеней и штрафов за реализацию права аренды земельного участка в 2011 году. Эта сумма была доначислена буквально, исходя из содержания и цены договора. Три инстанции сочли такой подход неверным, поскольку налоговики не учли способа расчетов – это была цепочка зачетов встречных требований с участием физлиц, через займы и куплю-продажу нежилых помещений. Суды решили, что чиновники должны были исследовать «истинную природу средств, вовлеченных в сделку купли-продажи прав», изучить договоры-«посредники». Чтобы подтвердить выгоду Биктогирова от сделки, одних писем о зачете недостаточно, пришли к выводу арбитражи. Впрочем, ВС согласился с доводами налоговиков о том, что способы расчетов по договору купли-продажи имущественных прав не имеют правового значения для исчисления указанных налогов.

Коллегия по административным делам в июне рассмотрела спор налоговой и гражданки Дорошенковой. На основании договора купли-продажи с использованием кредитных средств, она со своим бывшим мужем приобрела в общую совместную собственность квартиру. Супруги воспользовались правом на получение имущественного вычета, связанного с приобретением квартиры, распределив эту сумму между собой в равных долях. Затем они заключили брачный договор, согласно которому квартира перешла в собственность жены, а через некоторое время развелись. Дорошенкова подала декларацию с заявлением налогового вычета в сумме средств, направленных на уплату процентов по кредиту в размере 100% от заявленного имущественного налогового вычета. Налоговая признала за ней право на вычет только на 50% от суммы. ВС же пришел к выводу о том, что право на применение имущественного налогового вычета в равной мере признается за каждым из супругов, за счет общего имущества которых были понесены расходы на приобретение жилья, но только при условии, что общая сумма предоставленного каждому из них вычета остается в пределах единого максимального размера, а сам вычет заявлен в отношении одного и того же объекта недвижимости.

В рамках другого дела ВС напомнил: сделка купли-продажи недвижимого имущества, совершенная между взаимозависимыми лицами, например, братом и сестрой, в соответствии с положениями п. 5 ст. 220 НК, исключает возможность предоставления имущественного налогового вычета независимо от того, повлияла ли взаимозависимость на условия или результат сделки (подробнее в материале «ВС разъяснил, когда покупатель не может претендовать на налоговый вычет»).

В налоговой напоминают – инициировать судебное разбирательство по вопросу утраты налоговым органом возможности взыскания налогов, пеней, штрафов в связи с истечением установленного срока их взыскания вправе не только налоговый орган, но и налогоплательщик. В том числе это делается путем подачи в суд заявления о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными к взысканию. Соответствующая правовая позиция обозначена в Определении ВС № 5-КГ17-50. При этом по рассматриваемой категории дел налоговый орган не лишен права на предъявление встречного иска о взыскании спорной задолженности вместе с ходатайством о восстановлении срока.

Если суд не установит факты нарушения ответчиком прав истца, за защитой которых он обратился, либо оспаривания ответчиком защищаемых истцом прав, то в таких случаях понесенные истцом судебные издержки не подлежат возмещению за счет ответчика. Такая позиция выражена в споре налоговой и компании «Дорстройсервис», в отношении которой в ЕГРЮЛ были внесены сведения о ликвидации юрлица. В рамках данного дела общество обратилось с заявлением о распределении расходов на оплату услуг представителя (подробнее в материале «Фирмы нет, долги остались: виновата ли ФНС в незаконной ликвидации»).

В рамках дела № А41-12803/2016 Верховный суд защитил предпринимателя, который досрочно заплатил налоги. Предприниматель Роман Грязнов, работающий по упрощенной системе, решил досрочно заплатить налоги за 3-й и 4-й кварталы 2015 года. Бизнесмен 28 октября 2015 года попросил банк «Город», где он обслуживался, перечислить с его счета в бюджет сумму налогов за 2015 год. Однако просьбу предпринимателя кредитная организация выполнить не успела – в середине ноября 2015 года ЦБ отобрал у нее лицензию. Бизнесмен узнал, что его платежи государству так и не поступили, и решил в судебном порядке признать исполненными свои обязанности налогоплательщика. Суд первой инстанции поддержал Грязнова, в отличие от апелляции и кассации. Впрочем, решение АС Московской области засилил ВС.

Налогоплательщик с целью уклонения от исполнения обязанности по уплате налогов, начисленных ему в ходе выездной налоговой проверки, фактически перевел свою финансово-хозяйственную деятельность на вновь созданную компанию, которая была зарегистрирована в период проведения выездной налоговой проверки (дело № А08-6711/2015). ВС пришел к выводу, что общество и его правопреемник находятся в состоянии зависимости друг от друга, а это является основанием для взыскания с ответчика задолженности по налогам, числящейся за налогоплательщиком.

Читайте так же:  Профессиональный налоговый вычет по ндфл для адвоката

ФНС напоминает: налоговым периодом по налогу на добычу полезных ископаемых признается календарный месяц. В связи с этим налоговая база по данному налогу должна определяться налогоплательщиком ежемесячно (дело № А40-133431/2016).

Согласно правовой позиции Верховного суда, высказанной в рамках дела № А40-61604/16, после реализации покупателям и списания с баланса нежилых помещений и части общего имущества объекта обязанность по уплате налога на имущество организаций, а также по представлению соответствующей декларации на часть общего имущества объекта у продавца отсутствует.

Также ВС в рамках дела № А40-44828/2016 указал, что налоговая база по налогу на имущество организаций, рассчитанная в порядке ст. 378.2 НК, должна определяться исходя из кадастровой стоимости здания, определенной нормативным актом субъекта, в соответствии с которым утверждаются результаты определения кадастровой стоимости объектов недвижимого имущества, с учетом доли площади спорных помещений в общей площади здания.

Наконец, в августе ВС рассмотрел спор между налоговой и центром Хруничева. Представители последнего утверждали, что имеют право на налоговые льготы, потому как предприятие является федеральным научно-производственным центром. Суды трех инстанций поддержали позицию Центра, но экономколлегия ВС пришла к выводу, что предприятие не имеет права на использование указанной льготы (см. «Верховный суд отказал космическому центру Хруничева в налоговых льготах»).

С полным текстом обзора ФНС можно ознакомиться по ссылке (формат .docx).

Топ-5 самых интересных налоговых споров за год

В 2017 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства. Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

«Аквамарин»

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО «Аквамарин», в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО «Аквамарин» было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа. Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды. ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел. Тогда ООО «Аквамарин» обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2016). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. «Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС»).

«В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд. Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода», – пояснил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов.

«Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа», – сообщил юрист АБ «Казаков и партнёры» Алексей Аплекаев. «Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа», – заявила юрист АБ «Казаков и партнёры» Елена Муратова.

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. «Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/[email protected], в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов», – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнёры» Владлена Варшавская. «По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России. Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде», – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин.

ООО «Спорткар-центр»

ООО «Спорткар-центр» – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО «Бизнессодействие». Налоговая посчитала, что ООО «Спорткар-центр» могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО «Бизнессодействие» в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС. «Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета», – сетует руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. «Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.»). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015). «Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе», – уверен менеджер Департамента налоговых споров ФБК Михаил Голованёв.

«Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом. По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним. Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета», – считает старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова.

АО «Флот Новороссийского морского торгового порта»

«На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени. Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции», – заявил Голованёв.

ООО «Континентал Тайрс Рус»

ООО «Континентал Тайрс Рус» предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании. Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см. «Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва»).

«Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам. Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П», – считает Зарипов. «Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Уверен, такой подход сохранится и в 2018 году», – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО «Аукционная компания Союзпушнина»

ООО «Аукционная компания Союзпушнина» перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер. По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС. Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу. В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

«Примечательным в этом деле является тот факт, что компания «АК «Союзпушнина» и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом. Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией. Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов.

Позитивная судебная практика по спорам с налоговой службой

1. ФНС не должна оценивать экономическую выгоду сделки налогоплательщика

Основой применения налоговых вычетов по НДС является действительное (реальное) совершение налогоплательщиком тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты. Экономическая выгода от этих операций в этом случае значения не имеет, ведь необоснованная налоговая выгода плательщика возникает только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Об этом напомнили суды.

Читайте так же:  Налог на имущество сколько

Суть спора

Организация сперва напрямую арендовала автосалон у собственника, но затем заключила договор об субаренде этого же самого помещения, а также других помещений с другой компанией. При проведении проверки налогоплательщика орган ФНС пришел к выводу, что организация могла заключить аренду напрямую с собственником. Поскольку в арендные отношения была включена третья компания, для налогоплательщика произошло необоснованное увеличение арендной платы. Следовательно, это повлияло на размер НДС, заявленного к вычету по этим операциям, а также налога на прибыль (ведь затраты стали больше). Проверяющие доначислили организации-арендатору эти налог, а также оштрафовали налогоплательщика. Организация с выводами налоговиков не согласилась и обратилась в суд. Спор прошел все инстанции, включая Верховный суд, который вернул его на новое рассмотрение в суд первой инстанции с формулировкой:

Нижестоящие суды не установили каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений или о наличии согласованных действий между собственником, арендатором и субарендатором, а также не оценили доводы истца. Представители ФНС России не смогли пояснить, каким образом наличие субарендных отношений могло привести к негативным последствиям для бюджета при исполнении всеми лицами налоговых обязательств.

Дело зашло на новый виток, так как суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в полном объеме, а налоговики это оспорили.

Решение суда

Во время нового рассмотрения дела № А40-230712/2015 арбитражные суды разрешили спор в пользу налогоплательщика. Судьи напомнили, что главным условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика. Налоговая выгода в виде учета произведенных затрат в составе расходов при исчислении налога на прибыль и применения вычетов по НДС не может быть признана обоснованной в том случае, если органом ФНС будет доказано, что приобретение товаров (работ, услуг) в действительности не имело места, а представленные налогоплательщиком документы являются недостоверными, о чем налогоплательщик не мог не знать (пункты 2 и 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 53).

В спорной ситуации орган ФНС не оспаривает, что налогоплательщик использовал арендуемые объекты недвижимости для обычной предпринимательской деятельности, в частности, для размещения автосалона.Обстоятельств, свидетельствующих об имитации субарендных отношений, судом не установлено. При этом налоговики указывают, что субарендные отношения привели к увеличению стоимости арендной платы, но не поясняют, каким образом эти отношения привели к получению их участниками необоснованной налоговой выгоды. Ведь в рамках обычной предпринимательской деятельности по субарендным отношениям стоимость субарендной платы всегда превышает стоимость арендной платы. Арбитражные суды пришли к выводу, что это само по себе не может рассматриваться как обстоятельство, влекущее негативные последствия для участников хозяйственных отношений. Поэтому анализ экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений в этой ситуации оказался излишним.

Возврат переплаты по страховым взносам страхователю

Конституционный суд указал, что ограничение на возврат страхователю излишне уплаченных взносов на обязательное пенсионное страхование, сведения о которых учтены Пенсионным фондом России, незаконно. Судьи пришли к выводу, что такую переплату можно вернуть страхователю, даже если данные уже разнесены по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц. КС РФ разрешил сохранить запрет на возврат переплаты только для индивидуальной части тарифа в том случае, если работник уже стал пенсионером и оформил пенсию. Во всех остальных случаях отказ в возврате денег является нарушением конституционных принципов.

Налог на имущество

Конституционный суд указал, что в Налоговом кодексе РФ нет оснований для использования при исчислении налоговой базы по налогу на имущество сведений о кадастровой стоимости объекта недвижимости, отличных от указанных в ЕГРН. Это значит, что организация не имеет права самостоятельно вычесть НДС из кадастровой стоимости недвижимости при расчете налога на имущество. Но право оспорить эту стоимость у нее остается.

4. Налогоплательщики не должны доказывать свою невиновность

Гражданин или организация не могут быть привлечены к налоговой ответственности по статье 126 Налогового кодекса РФ, а также к административной ответственности за совершение им налогового правонарушения, если ФНС не сможет доказать, наличие намеренных действий и злого умысла с его стороны. Так решил Арбитражный суд Поволжского округа.

Суть спора

Решение суда

Суды всех трех инстанций поддержали налогоплательщика. Арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 10.07.2016 N Ф06-24975/2015 по делу N А12-37147/2014 отметил, что по нормам статьи 93.1 Налогового кодекса РФ налоговый орган, проводящий налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента проверяемой организации или у других лиц, располагающих документами, касающимися деятельности налогоплательщика, эти документы или информацию. При этом, орган ФНС, осуществляющий налоговую проверку или прочие мероприятия налогового контроля, направляет поручение об истребовании документов или информации в налоговый орган по месту учета организации или лица, у которых должны быть истребованы указанные документы и информация. Порядок направления таких требований определен статьей 93 Налогового кодекса РФ, а также приказом Федеральной налоговой службы от 17.02.2011 N ММВ-7-2/[email protected]

Читайте так же:  Упрощенная система налогообложения заявление форма

Как установлено судом, налоговой службой были направлены 2 требования о представлении организацией документов и информации по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота. Однако квитанция о приеме или уведомление об отказе в приеме, подписанные ЭЦП налогоплательщика, в налоговый орган так и не поступили. В связи с чем судебная коллегия сделала вывод о непредставлении ФНС достаточных доказательств, подтверждающих направление и получение организацией требований по телекоммуникационным каналам связи. Кроме того, как в электронных, так и в бумажных требованиях, которые также не дошли до адресата, ФНС указывала наименование организации с ошибкой. По требованию статьи 109 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения при отсутствии его вины в совершении налогового правонарушения.

ФНС России подготовила обзор судебной практики по налоговым спорам за IV квартал 2019 года

Забудьте все, что было: 53 против 54.1

Применительно к структурированию бизнеса нас особенно интересует понятие налоговой выгоды. Все понимают, что сэкономить на налогах — абсолютно нормальное желание любого экономического субъекта. Однако практически ни один акт налоговой проверки, ни одно решение суда не обходится без упоминания необоснованной налоговой выгоды, которая повлекла ущерб для бюджета.

Введено это понятие было более 10 лет назад Постановлением Высшего Арбитражного Суда №53 от 12.10.2006 года. Этот документ, по сути, стал библией для Арбитражных судов. В соответствии с ним, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. То есть это нечто, что уменьшает совокупный размер налоговых платежей в сравнении с максимально возможным.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, является основанием для признания налоговой выгоды обоснованной.

Сейчас же мы находимся в переломном периоде. В 2017 г. в Налоговом кодексе появилась небольшая статья 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», по разъяснению которой ФНС выпустила уже три письма [1] . Общий смысл разъяснений сводится к следующему: забудьте все, что было до этого. Ст.54.1 воплощает новый подход к проблеме занижения налоговой базы.

Во-первых, вместо презумпции добросовестности налогоплательщика и презумпции достоверности сведений в бухгалтерской и налоговой отчетности закон констатирует (п.1 ст. 54.1 НК РФ): «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения» в налоговом и/или бухгалтерском учете.

Под «искажением» ФНС понимает умышленные действия налогоплательщика, например:

  • создание схемы «дробления бизнеса»;
  • искусственное создание условий по использованию пониженных ставок налога, налоговых льгот;
  • неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность сделки.

Акцент на умысле не случаен. Ст.122 НК РФ рассматривает умышленную форму вины как отягчающее обстоятельство. В результате штраф вместо распространенных сейчас 20% от суммы неуплаченного налога может вырасти до 40%. Кроме того, умысел — это еще и подспорье для привлечения налогоплательщика к уголовной ответственности. Чтобы доказать наличие умысла, налоговая прежде всего должна убедить в суд в несамостоятельности и формальности контрагентов налогоплательщика либо доказать, что данный этап бизнес-процессов он выполнил собственными силами.

Если искажения в бухучете отсутствуют, следующим тестом для налогоплательщика будет проверка соблюдения одновременно двух условий по имевшим место сделкам (операциям) (п.2 ст. 54.1):

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки;
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

Первое условие — не что иное как «деловая цель» сделки, которая не должна быть связана исключительно с уменьшением налоговых обязательств. В основе сделки, как поясняет ФНС, должна быть разумная хозяйственная цель, обоснованная с точки зрения предпринимательского риска. К примеру, целесообразность создания двух сбытовых компаний, одна из которых применяет упрощенную систему налогообложения, объясняется так: «Если все обороты будут в одной компании, она не сможет применять упрощенку, и бизнес станет невыгодным, поскольку нашим клиентам не нужен НДС».

Это пример чистосердечного признания — иной цели, нежели соблюдение условий применения специального налогового режима, у предпринимателя нет.

Если бы, к примеру, создание компаний на таком режиме объяснялось захватом новых территорий, разделом бизнеса с партнером либо иными разумными причинами, можно было бы говорить, что полученная экономия обоснована.

Второе условие говорит о том, что ФНС намерена переломить сложившуюся в интересах налогоплательщика тенденцию «установления действительного размера налоговой выгоды», когда речь идет о налоге на прибыль. Напомню, переломный момент случился в 2012 г., когда ВАС [2] постановил определять реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль, исходя из рыночных цен по аналогичным сделкам.

Это привело к тому, что налоговая перестала оспаривать реально понесенные налогоплательщиком затраты, ограничиваясь лишь завышением себестоимости, остающемся на «проблемном контрагенте». Например, сырье и материалы приобретены у контрагента, обладающего признаками анонимности. В то же время достоверно известно о реальности товара: дом построен — значит, кирпичи были. Если налогоплательщик мог доказать действительную стоимость закупа, то хотя бы в этой части он мог быть спокоен. Хотя такой подход и не касался НДС. Никогда. Теперь ситуация изменилась. ФНС неоднократно и четко выразила свою позицию — новая статья 54.1 НК РФ не дает оснований для использования «расчетного метода» определения налоговых обязательств.

Если будет доказано, что контрагент не исполнял сделку, то в расходах по прибыли и вычетах по НДС будет отказано в полном объеме, включая реально понесенные затраты.

Налоговые задолженности и лицензии

Лицензии не выдают тем организациям, у которых есть налоговые задолженности. Поэтому, если организация обратилась с заявлением о выдаче лицензии, она обязана погасить долг перед бюджетом накануне, то есть на день раньше. ВС РФ напомнил, что обязанность по уплате налога считается исполненной с момента, когда в банк предъявлено платежное поручение.

Пленум ВС: налоговые преступления по-новому, но со сроком давности

Пленум ВС выделяет несколько способов уклонения от уплаты налогов, сборов и страховых взносов:

  • включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений;
  • непредоставление декларации или иных необходимых документов.

По ст. 198 УК («Уклонение физического лица от уплаты налогов. ») может быть привлечён не только обычный гражданин, но и индивидуальный предприниматель, а также адвокат, учредивший адвокатский кабинет, нотариус или другие частнопрактикующие лица.

Видео (кликните для воспроизведения).

По ст. 199 УК о неуплате налогов с юридического лица можно привлечь руководителя организации либо её уполномоченного представителя. Субъектом этого преступления могут признать «лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя».

Моментом окончания преступления по ст. 198 и 199 УК будет считаться момент «фактической неуплаты налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах». Таким образом, Верховный суд не стал менять практику по этому вопросу и убрал из финальной редакции постановления разъяснение о «бесконечном» сроке давности по налоговым преступлениям.

Читайте так же:  Внутренний финансовый контроль коммерческих организаций

Владимир Давыдов, глава коллегии ВС по уголовным делам, подчеркнул: суды будут рассматривать этот вопрос по уже сложившейся практике, изменений не произойдёт.

Пленум ВС обратил внимание судов на тот факт, что уклонение от уплаты налогов возможно только с прямым умыслом. «В частности, при решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении, а также исходить из принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика», – подчеркнул ВС.

В проекте разъясняется, как определить крупный или особо крупный размер неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, который является необходимым признаком преступления. Он определяется за период в пределах трёх финансовых лет. Сумму налогов (в том числе по каждому виду) и сумму сборов, страховых взносов надо складывать, говорится в документе.

Кроме того, в случае возникновения «неустранимых сомнений» в определении периода для исчисления крупного или особо крупного размера задолженности суду необходимо толковать такие сомнения в пользу обвиняемого.

В тех случаях, когда один человек юридически или фактически руководит сразу несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, его действия «при наличии к тому оснований» нужно квалифицировать по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК.

Суды, согласно разъяснениям Пленума ВС, должны учитывать вступившие в силу решения арбитражных судов или судов общей юрисдикции, имеющие отношение к делу. Но «фактические обстоятельства, которые там установлены, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности или невиновности в совершении преступления», подчёркивается в постановлении.

Доказательствами в уголовном деле могут быть налоговые декларации, другие документы, необходимые для расчёта налога или взноса, акты налоговых проверок, заключения экспертов и так далее. Для привлечения к ответственности нужно установить не только наличие денежных средств и имущества, но и обстоятельства, которые показывают, что эти средства были намеренно скрыты.

Возместить ущерб от налоговых преступлений может не только сам преступник, но и (по его просьбе или с его согласия) другие лица. Возместить ущерб может и организация, неуплата налогов за которую привела к уголовному делу по ст. 199 УК.

Пленум ВС подчёркивает: обещания, а также различного рода обязательства преступника возместить ущерб и перечислить денежное возмещение в бюджет в будущем не могут стать основанием для освобождения его от уголовной ответственности.

При разрешении дел о налоговых преступлениях судам вместе с приговором нужно оглашать и решение по гражданским искам от налоговой службы или прокуратуры. При этом судам необходимо учитывать, что при решении по гражданскому иску нельзя удовлетворять требования о взыскании штрафа виновного, который назначен ему «в связи с нарушением законодательства о налогах и сборах».

При принятии решения об удовлетворении гражданского иска суд должен указать в приговоре размер подлежащей взысканию денежной суммы и в зависимости от вида неуплаченного налога, сбора, страхового взноса – наименование бюджета (федеральный, региональный, местный), в доход которого эта сумма подлежит взысканию.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 199, ст. 199.1 и 199.2 УК, виновное физическое лицо может быть привлечено только в исключительных случаях. Например, когда у компании очевидно (с учётом рыночной стоимости её активов) не хватит денег, чтобы заплатить налоги.

«Забудьте все, что было». Как оспорить решение налоговой

  • У вас есть все, чтобы начать. Пять видов бизнеса, который окупится за пару месяцев
«Отмерла кора головного мозга, пропала память». Как работа изо всех сил доводит до комы
Кызласова сдала микрофирма с тремя сотрудниками? Кто дал взятку главе «Титановой долины»
«Надо быть очень осторожным с самозанятыми. Хотя предприниматель все равно пойдет на р.

«Глядя честными глазами в глаза судьи, вы должны доказать, что у вас была конкретная деловая цель, а полученная налоговая выгода — лишь приятный побочный эффект», — Анастасия Тайшина.

Каждую неделю

в открытом бизнес-курсе «Остаться в живых» — инструкция для собственников бизнеса о том, как выжить в российских реалиях. Материалы публикуются в рамках совместного проекта Центра taxCOACH и портала DK.RU.

Сегодня — о том, реально ли оспорить решение ФНС, с каким настроением бизнесменов ждут в судах и о новых трендах арбитражных судов в части рассмотрения налоговых споров.

Анастасия Тайшина , эксперт по структурированию бизнеса:

— Цель налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание. Если вы решили оспорить решение налоговой, то для начала нужно обратиться с жалобой в вышестоящий налоговый орган. ФНС любит рапортовать, что досудебный порядок урегулирования споров очень эффективен. Статистика удовлетворения жалоб примерно одинакова по всем регионам: до 50% споров действительно удовлетворяется, но, как правило, в этих случаях речь идет о грубых нарушениях территориальных налоговых органов. Та же статистика говорит о том, что в суммовом выражении жалобы удовлетворяются не более чем на 20%.

Очевидно, что в серьезных вопросах вроде получения необоснованной налоговой выгоды, взаимодействия с проблемными контрагентами или создания условий для искусственного дробления сильно надеяться на досудебное урегулирование не стоит.

С каким настроением собственников бизнеса ждут в судах? Для себя мы отметили несколько тенденций.

Первое — закрытость и системность суда. После слияния в 2014 г. Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда очень мало информации, касающейся рассмотрения судебных споров и внутренних документов, стало попадать во внешнюю среду.

Второе — формальный подход. Он ярче всего проявляется при рассмотрении административных дел. Если раньше в случае малозначительных нарушений судьи часто шли навстречу предпринимателям и от административной ответственности освобождали, то сейчас подход стал более формальным: есть состав правонарушения — пожалуйста, штраф.

Третье — защита интересов бюджета. Суды стали легче взыскивать штрафы с бизнесменов. В нашей практике был такой случай: судились мы с налоговым органом в части взыскания с них судебных расходов. Они проиграли, и налоговый инспектор, не стесняясь, предложил судье отказать в удовлетворении этих расходов: «Эти деньги будут выплачены из бюджета, а мы с вами вместе из него финансируемся». К счастью, суд на поводу не пошел и налогоплательщика поддержал.

Подавать заявление о признании решения налогового органа недействительным необходимо вместе с ходатайством о применении обеспечительных мер, поскольку требование налоговой уже подлежит исполнению. Статистика в этом вопросе так же сурова: не более 30% всех ходатайств удовлетворяется, но мы рекомендуем основные силы направлять именно на этот документ. В нем нужно убедить судью, во-первых, что у вас есть активы, которые позволят исполнить решение налогового органа. Во-вторых, взыскание сейчас заявленных к доначислению сумм может парализовать вашу деятельность — в частности, вы не сможете выплатить зарплату сотрудникам.

Но помните, что налоговая, в свою очередь, может обратиться в суд с ходатайством о встречном обеспечении и попросить вас перечислить сумму доначислений на депозит суда, что в подобной ситуации, конечно, странно. В последнем случае проще исполнить требование налогового органа (параллельно исключив передачу материалов проверки в Следственный комитет), а при положительном исходе дела требовать зачета или возврата.

Вычет по НДС

Во втором пункте Обзора ФНС приведена позиция КС РФ, который разрешил покупателям продукции организации-банкрота заявить вычет по НДС. Счета-фактуры, выданные продавцом-банкротом, могут быть приняты к вычету в случае, если покупатель и конкурсный управляющий не знали, что у компании нет возможности уплатить НДС со стоимости товара в бюджет. Если же будет установлено и доказано, что они это знали, вычет не принимается.

Читайте так же:  Выплата дивидендов иностранному учредителю

Вычету по НДС посвящено еще одно дело в пункте 5 Обзора, решение по которому принимал Верховный Суд РФ. Судьи указали, что у налогоплательщика есть право принять к вычету НДС, предъявленный поставщиком рекламных материалов. Судьи указали, что в этом случае имеет значение взаимосвязь между приобретением товаров, работ и услуг и операциями, которые формируют объект обложения НДС.

Если вычет по НДС связан с издержками налогоплательщика на рекламу, к нему должен применяться единый подход. Способ распространения рекламы (через СМИ, путем раздачи буклетов и т. д.) не имеет значения. При этом подобный вывод, по мнению ВС РФ, не противоречит нормам об освобождении от налогообложения передачи недорогих рекламных материалов стоимостью менее 100 рублей.

3. Ошибка ФНС не может являться причиной для блокировки банковского счета налогоплательщика

Если налогоплательщик своевременно не сдал налоговую декларацию по НДС из-за ошибки, допущенной вследстие несоблюдения налоговым органом требований законодательства о налогах и сборах, орган ФНС не имеет права заблокировать операции по счету в банке. Так решил Верховный суд РФ.

Суть спора

Решение суда

Главные выводы из обзора судебной практики по налоговым спорам

Всего в обзоре представлено 13 решений Конституционного суда и Верховного Суда РФ по вопросам налогообложения, вынесенных в IV квартале прошлого года. Налоговики привели позиции высших судов как по отдельным налогам и сборам, так и в целом по вопросам налогового администрирования. Разберем некоторые выводы подробнее.

Возврат налоговой переплаты

Верховный Суд пришел к выводу, что если с момента уплаты налога прошло больше трех лет, но налогоплательщик доказал право на возврат переплаты в суде, то ФНС России не обязана платить проценты за пользование деньгами за период с момента подачи заявления о возврате переплаты. Судьи отметили, что проценты за несвоевременный возврат переплаты должны быть начислены только за тот период, когда налоговики незаконно удерживали деньги в бюджете.

2. Новое толкование налогового законодательства не может ухудшать положение налогоплательщика

Если налогоплательщик пользовался налоговой льготой, опираясь на разъяснения, данные Минтрансом России (либо другим профильным уполномоченным органом), и положительную судебную практику, появление новой официальной позиции уполномоченных органов о праве на эту льготу не должно влиять на его положение в прошлых налоговых периодах. К такому выводу пришел Конституционный Суд РФ.

Суть спора

Решение суда

Конституционный Суд жалобу налогоплательщика рассмотрел и в постановлении № 34-П от 28 ноября 2017 года сформулировал несколько важных выводов о значении официальных разъяснений уполномоченных органов и судебной практики. Судьи указали, что новое толкование арбитражными судами и даже Верховным судом РФ норм Налогового кодекса не должно иметь обратной силы в отношении налогоплательщиков, если оно ухудшает их положение. Добросовестный налогоплательщик, изначально действуя в условиях льготного налогового режима, подтвержденного официальной позицией чиновников, не может предвидеть негативное изменение судебной практики. Таким образом, доначисление возможно только после того, как появились новые разъяснения, отменяющие предыдущую позицию уполномоченных ведомств.

Кроме того, Конституционный Суд фактически обязал Минфин и ФНС давать разъяснения налогового законодательства по всем спорным моментам. Если налогоплательщик направляет конкретный вопрос, он должен получить на него ответ. Переадресовывать такие вопросы другим ведомствам нельзя, а если компетенции для ответа у специалистов Минфина не хватает, они обязаны самостоятельно выяснить все недостающие сведения в рамках системы межведомственного взаимодействия.

Что случилось?

ФНС России направила в свои территориальные органы письмо от 27 января 2020 г. № СА-4-7/[email protected] с обзором правовых позиций по налоговым спорам, отраженным в судебных актах Конституционного суда РФ и Верховного Суда РФ, принятых в четвертом квартале 2019 года. Налоговики на местах должны ориентироваться на выводы, сделанные судьями, в своих взаимоотношениях с налогоплательщиками.

Для организаций и ИП обзор судебной практики, подготовленный ФНС России, также полезен, так как они могут избежать ошибок, допущенных участниками споров, вошедших в документ, и отстоять свою позицию в ФНС и судебных инстанциях.

Есть и плюсы

У введенной нормы есть и положительные моменты. Во-первых, законодатель четко определил, что подписание документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может подтверждать неправоту в действиях налогоплательщика. Во-вторых, если ваш контрагент нарушает налоговое законодательство, вы не несете за него ответственность. В-третьих, бизнесмены вольны осуществлять любые сделки, не запрещенные законом, а налоговый инспектор не вправе указывать, что был иной, более эффективный (конечно, обычно с точки зрения бюджета) способ ведения хозяйственной деятельности.

Выяснение вопроса о том, насколько правильно рядовой налогоплательщик определил налоговую базу в соответствии с изложенными правилами, будет осуществляться в ходе обычных выездных и камеральных налоговых проверок. Иными словами, налоговый орган, как и прежде, должен доказать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику будет предоставлен шанс опровергнуть доводы. Однако по новым налоговым проверкам не стоит надеяться на лояльное отношение к налогу на прибыль.

Концепция определения «действительного размера налоговых обязательств» больше не действует.

Как только ст. 54.1 появилась, суды начали ее успешно реализовывать [3] , и многие дела, которые раньше решились бы не в пользу налогоплательщика, сейчас рассматриваются в его интересах. Посмотрим, как дальше сложится практика, но ФНС строго наказала своим подразделениям [4] : новая норма применяется только к проверкам, назначенным после 19 августа 2017 года. Ссылаться на нее при оформлении актов, решений по результатам «старых» проверок, в ходе судебных разбирательств нельзя.

Однако в судах встречаются и просто казусные ситуации. Налоговая выгода сама по себе — законна. Но есть случаи, когда она может быть признана необоснованной. Так вот что происходит в суде: налоговый орган доказывает неправомерность получения налоговой выгоды, но при этом не приводит ни одного доказательства тому, что некая налоговая экономия в принципе была, и не приводит расчета ее размера.

Вы же должны запомнить главное правило: налоговая выгода не обоснована всегда, если она является единственной целью ваших хозяйственных операций.

Через эту призму и оценивайте всю деятельность вашей группы компаний. Ключевым на пути отстаивания вашей правоты остается понятие «деловая цель», несмотря на его отсутствие в законе. Глядя своими честными глазами в глаза судьи, что называется, с металлом в голосе вы должны убедительно доказать, что у вас была конкретная деловая цель, подтвержденная целесообразностью заключенных сделок и их реальным исполнением, а полученная налоговая выгода — лишь приятный побочный эффект.

И не забывайте: если не получилось выиграть дело в первой инстанции — конечно, остается еще некоторое количество шансов: апелляция, кассация и Верховный суд.

Однако статистика по налоговым спорам для вас безрадостна: 1,6% дел «разворачивается» в апелляционной инстанции, 0,08% — в кассационной, 0,02% — в Верховном суде. Очевидно, что дело до суда доводить не очень целесообразно. В идеале вообще изначально строить группу компаний, имея убедительные ответы на все неудобные вопросы, которые вероятнее всего возникнут к вам у налоговой.

Текст подготовила Анна Асташкина, специально для DK.RU

[1] Письмо ФНС России от 16.08.2017 г. N СА-4-7/16152;

Письмо ФНС России от 31.10.2017 г. N ЕД-4-9/22123;

Письмо ФНС России от 19.01.2018 N ЕД-4-2/889.

[2] Постановление Президиума ВАС РФ № А71-13079/2010-А17 от 03.07.2012

[3] Решение АС Свердловской области от 21.09.2017 по делу №А60-43335/2016

Видео (кликните для воспроизведения).

[4] Письмо Федеральной налоговой службы от 5 октября 2017 г. N СА-4-7/20116

Источники

Верховный суд по налоговым спорам
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here